переписка - letters


≈     Главная      Об авторе и трудах      Книги     Статьи и доклады     ≈

≈     Воспоминания     Экспедиции      Документы      Письма    ≈

≈     Фотогалерея      Аудио      Видео       Мои гости     ≈







А.Л. Попов1 — Э.Е. Алексееву,
село Майя, 15 февраля 1979 года


Уважаемый Эдуард Ефимович!  Дорообо — поклон!


Прими наш горячий искренний привет от земли Якутской, от родного района!  Прежде всего прошу извинения, но, поскольку я лично считаю Вас двухкровным человеком, как говорят ныне — «метисом» (конечно, шутя), то настоящее письмо будет написано на двух свободных языках!

Дьэ онон доҕор бырастыы гынарпар тиийэҕин.

Вернёмся ближе к делу.

С марта сего года в республике проводится II республиканский фестиваль фольклора.  В связи с таким большим мероприятием настал момент «этэн-тыынан хаалар кэм кэллэ» — дии санаан (по-русски как это выразить, не знаю).  Возвращаясь к давнишним мыслям, приготовил статью в районную газету «Ленинское знамя» «О якутской народной песне 'Дьээ-буо'».  В статье говорилось в основном о пропаганде «Дьээ-буо» среди молодёжи, как можно научиться «Дьээ-буо», об организации всяких кружков любителей и т.д.

Статья получила широкий отклик, и даже из Ленинского (Нюрбинского) района откликнулись.  Поэтому задумал писать статью в республиканскую газету «Кыым»2 и журнал «Хотугу сулус»3.  Но не знаю, увидит ли она свет.  В республиканской печати освещаются в основном «зимовки скота» и «кампании выборов».  Так что рассчитывать на публикацию очень трудно.  Журнал «Хотугу Сулус» выходит с опозданием на месяц.  Мы ещё не получили январский номер.

Современные исполнители (профессиональные, самодеятельные) стали увлекаться каким-то одним стилем — «зверевским» и «приленским» напевом.  Не услышишь разницу по темам, по настроению.  Главный шедевр отстранён на второй план.  Сейчас всякий может петь хоть куда, как хочет.  Это даёт неправильное толкование о шедевре якутской народной песни «Дьээ-буо».  Моя цель — спасти от этого, широко анализировать сегодняшнее состояние исполнительского мастерства певцов народной песни «Дьээ-буо»!  Это во-первых.

Во-вторых, при Республиканском доме народного творчества силами специалистов — музыковедов, фольклористов и даже композиторов — организовать «фольклорную экспедицию», чтобы записывать ранее не известные, не распространённые напевы и манеры пения и распространять, пропагандировать через радио и телевидение.

В республике нет такого человека — специалиста, инициатора, — который мог бы продвинуть это дело.  Единственный специалист (в смысле более практичный) Ф.Аргунов, видимо, в круге своего района нигде не выходит и не известно чем занимается.  А молодые специалисты сидят в самом Якутске и округляются итогами всяких смотров и фестивалей.

В результате такой узкой деятельности войти народный шедевр они ещё далеки.  Исходя из этого выходят всякие неправильные оценки, подходы в исполнительском мастерстве молодых певцов.

Выход за пределы республики — это с одной стороны хорошо, с другой — очень опасно.  Мне кажется, так и вышли Марфа Колесова и Наталья Трапезникова.  Думаю, что, по совести говоря, и Вам достаточно видно, что они недостаточно владеют мастерством якутского пения.  Здесь только спасает нас выражение, что «Мы выводим молодые таланты!»

Я лично думаю, что это неправильно, это портит молодых, расхлябывает.  Это видно у Колесовой.  До сих пор она не думает исправить, усовершенствовать своё мастерство.  Поскольку она «мировая певица», которая первой вышла в Мир!

Вот тебе результат наших ценителей республиканского масштаба, которым довольствуемся сегодня!  (ити эйиэхэ — диэн этэйин). Это я тебе говорю, верю и чувствую — Вы знаете прекрасно!  Такое положение вызывает во мне опасение.  Олоhун диэн куттанабын.  Биhиги ыччаттаргынныгыр сыыhа оторобулу биэрдибит — диэн.  Колесоваттан ордук ырыаhаттары тыыhынчаныы булуохха сөп.

Лучше Колесовой тысячами можно найти.  Наверно, они думают, что знают, с какими возможностями выходить на большую арену!

Исходя из таких мыслей, писал статью.  Но вряд ли они напечатают!  Между прочим, такую статью писал ещё в сентябре 1964 года после нашей беседы с тобой по свежей памяти.  Но её не напечатали и ничего не ответили.  Кануло камнем.  Если сейчас не напечатают, тогда что?  Поэтому статью отправил через Дом народного творчества в «Хотугу сулус» и параллельно в редакцию «Кыым».

У меня остался единственный экземпляр.  Сперва не хотел отправлять тебе, потом передумал, отправил.  Прочти и думай!  Может, возникнут какие-нибудь мысли.  Когда-нибудь используешь.  Это раз.  Может летом не увидимся.  Если увидимся, тогда ты приедешь с подготовленными мыслями!

Дьэ кыhыы диэтэҕин!  Что-то надо делать!  Не должно так продолжаться!  Надо подтолкнуть на правильную дорогу!  Таба суолга үктэннэриэххэ наада!

Вот такие дела, друг-Доҕоор!


Эдуард!  Ваши ученицы4 меня не знают, не знают другие, чем я занимаюсь, какие мысли имею.  Совершенно одинок, не тронутый никем!  Так что взгляды мои, может, однобокие, узкие, но что-то есть.  Я нахожусь среди простого народа, имею его богатство, когда-нибудь это поймут.  Свои мысли доведу до сознания специалистов.

Думаю, некоторые Ваши взгляды на якутский музыкальный фольклор улавливаю.  Так что мы сойдёмся!

Говорят, организовано при ДНТ объединение Мелодистов-Композиторов (смотри-ка, как звучит-то!).  Хотя «композиторы» и неграмотные — это что-то новое, неслыханное.  Но, может быть, это что-нибудь даст.  Хотя ритм наших современных мелодистов смахивает на «западно-советскую» эстраду…

Чэ, бээ тохтуохха дуу, хайдах дуу…  Ну, пока на этом остановимся что-ли…


Доҕоор, с кем живёшь?  Где отец и мать, сестра?  Где они, как живут, чем занимаются, каково их здоровье?  Если отец там, отдай ему мою статью — пусть прочтёт.  Посоветуйся с ним.  Здесь с кем имеете связь?  Когда приедете, тогда увидимся и поговорим.  По получении письма черкни два-три слова;  извести меня, что письмо дошло.

За письмо огромное спасибо!  Сыҥааҕыы сыаланнын!.. и т.д.  Чуть не потеряли друг друга.  Хотя сейчас имеем возможность обменяться письмами.


С искренним уважением

                                                                                  Алексей Попов


15.02.79 с., Майя.


Проводили на пенсию с честью и хвалой.  Очень доволен!  Настроение бодрое, нервы спокойные, жизнь идёт вполне нормально.  Сын Боря в восьмом классе.  Растёт!  Эмээхсин Марфа стареет на пенсии с 1973 года.

Мегинцы здравствуют!  Посёлок растёт!  Зима холодная, жизнь полнокровная, люди весёлые!

Говорят, Н.Г. Громов5 болеет; недавно вышел на работу.

Простите за неразборчивый почерк, не имею машинки, не умею печатать.  Постарайся прочесть, привыкай!





Оригинал письма



Примечания

1 Алексей Леонтьевич Попов (1923-2005) — народный певец из села Майя Мегино-Кангаласского улуса Республики Саха (Якутия), композитор-песенник, знаток якутского музыкального фольклора.

2 «Кыым» (искра) — главная республиканская газета на якутском языке.

3 «Хотугу сулус» (полярная звезда) — якутоязычный литературно-художественный и общественный журнал.

4 Зоя Винокурова и Надежда Николаева — выпускницы Музыкально-педагогического Института им. Гнесиных. Я предлагал им поехать в Майю для работы с А.Л. Поповым, поскольку считал, что общение с замечательным народным певцом и знатоком якутского фольклора поможет их становлению как музыковедов-фольклористов.

5 Николай Гаврильевич Громов (1919-2007) — мой близкий родственник, житель с. Майя.






≈     Главная      Об авторе и трудах      Книги     Статьи и доклады     ≈

≈     Воспоминания     Экспедиции      Документы      Письма    ≈

≈     Фотогалерея      Аудио      Видео       Мои гости     ≈