труды - works


≈     Главная      Об авторе и трудах      Книги     Статьи и доклады     ≈

≈     Воспоминания     Экспедиции      Документы      Письма    ≈

≈     Фотогалерея      Аудио      Видео       Мои гости     ≈



В кн.:  Фольклор в современном мире: аспекты и пути исследования.
— М.: Наука, 1991, с. 148-151.


О СОВРЕМЕННОМ ТИПЕ ЭТНОМУЗЫКОВЕДА


Теперь остро ощущается, что мы продолжаем дилетантствовать в подготовке музыковедов-фольклористов.  Ушла целая когорта прекрасных знатоков своего дела и замечательных педагогов.  Не все они, к сожалению, оставили учеников со столь же высокими нравственными и профессиональными качествами.  Поэтому новое поколение, молодые фольклористы-музыковеды, вынуждены, за небольшим исключением, становиться аутодидактами, самостоятельно приобретать знания, недоданные в консерваторских курсах, в музыкально-педагогических институтах, институтах культуры.  В этих учебных заведениях, особенно в Российской Федерации, курсы музыкальной фольклористики занимают все меньше и меньше места.  Как в печально памятные времена, сокращаются часы преподавания музыкального фольклора на большинстве факультетов.  В Московской консерватории, например, уже не преподаются в прежнем объёме основы музыкального фольклора ни для исполнителей, ни для дирижёров хора, ни для композиторов.  Низкий профессиональный уровень преподавательского состава, наблюдаемый, к сожалению, в немалом числе вузов страны, несмотря на заметный рост обшественного интереса к фольклору и тягу студентов к музыкальной фольклористике, в целом вызывает заметный отход способной молодежи от этой области музыкознания.

Правда, "нет худа без добра".  Оттого, что у нас люди становятся фольклористами-исследователями в порядке самообразования, возникает некоторое малоутешительное "преимущество":  редко два фольклориста-музыковеда могут договориться между собой по теоретическим вопросам.  А когда существует такое разнообразие мнений, совершенно неожиданно и непредсказуемо рождаются новые оригинальные мысли, появляются новые идеи и взгляды.  Конечно, для того чтобы постоянно поддерживать разномыслие в науке, требуется изжить целый ряд объективно сложившихся негативных обстоятельств.

Одно из них — узкая специализация музыковедов-фольклористов.  На самом деле музыковед-фольклорист должен быть образован шире, нежели музыковед иного профиля.  Ему приходится иметь дело с музыкальными культурами разного типа, в том числе с культурами, которые далеко выходят за границы европейских музыкальных стандартов, заложенных в основу музыкальной педагогики, начиная от детских музыкальных школ до аспирантур высших учебных заведений.  Узкое музыковедческое образование молодой специалист вынужден по собственной инициативе как-то компенсировать, добиваясь стажировок в научно-исследовательских институтах, однако обучение в очных и заочных аспирантурах не даёт должного эффекта, потому что большáя часть времени уходит на подготовку и сдачу экзаменов по никому не нужным предметам.  Сейчас вместо старых дисциплин общественно-политического цикла вводятся новые дисциплины — педагогика, психология, что само по себе было бы не плохо, если бы сначала велось основательное преподавание этих предметов, а затем уже проводились экзамены.

Сегодня музыковед-фольклорист должен быть подготовлен к усвоению устной и профессиональной культуры разного типа, в том числе рок-культуры и современных авангардных композиторских стилей, идущих сейчас навстречу фольклорной традиции, активно взаимодействующих с ней.

Кроме того, этномузыковеду необходимо иметь и общее культурологическое образование — без него не сориентируешься в обилии устных музыкальных культур даже в пределах нашей страны.  Без социологической подготовки, без филологического образования работать с этими новыми для музыкальной фольклористики культурами невозможно.  Весь спектр аналитических и исторических дисциплин от музыкальной палеографии до авангардной композиторской техники письма должен быть освоен вплоть до практически отработанных навыков.  Нотная запись ранее нередко ненотировавшейся музыки требует от фольклориста не только виртуозных навыков слуховой нотации, но и осмысления условности любой нотации по отношению к музыке устного типа.  Этномузыковеда надо готовить как музыканта экстракласса.  А это предполагает профессиональный отбор по высшим критериям — но отнюдь не зачисление в фольклористы по своеобразному "остаточному принципу", когда берутся те, кто "не прошёл" в другие области музыкознания.  И, конечно, нельзя далее пребывать на том уровне технической безграмотности, которая досталась нам от эпохи застоя.  Многие фольклористы продолжают работать с устаревшими бытовыми магнитофонами, не позволяющими делать полноценные расшифровки даже одноголосной мелодии, не говоря уже о сложной полифонической фактуре.  Кроме того, сделанные на подобной аппаратуре записи не могут быть использованы в дальнейшем на радио и телевидении, не годятся для грампластинок.  Это техническое отставание особенно остро ощущается при сотрудничестве с зарубежными фольклористами, приезжающими к нам в страну для участия в совместных экспедициях:  мы находимся просто в положении "наводчиков" на материал, который фиксируется ими прекрасной современной звуко- и видеоаппаратурой.  Проблема технического перевооружения — острейшая проблема фольклористики, особенно музыкальной.  Исследовать музыкальные записи на уровне современного знания можно только привлекая компьютерную технику, позволяющую видеть анализируемый материал в самых разнообразных графических проекциях.

Этномузыковедческое образование призвано быть шире и основательнее, чем образование музыковеда традиционного академического плана и потому, что старая школьная теория музыки не подходит для большинства, если не для всех музыкальных культур устного типа.  Подобно тому, как лингвистика перешла от изучения языков индоевропейского типа к изучению многих других языковых систем, так и музыкальной фольклористике предстоит это сделать, чтобы осмыслить музыкальные культуры народов, скажем, Крайнего Севера.  В этом мы постоянно убеждаемся, работая над 60-томным изданием "Памятников фольклора народов Сибири и Дальнего Востока".

Исследователь народных музыкальных культур обязан сочетать в себе знания и навыки двойного профиля:  одинаково свободно работать и с письменной и с устной музыкальной культурами.  Иначе говоря, быть человеком диглоссическим, двуязычным, понимать, что и письменная культура становится ныне фундаментом некоторых явлений в устной, фольклоризуясь по-новому, как когда-то в средневековье религиозная традиция легла в основу целых пластов фольклора.

Исследуя конкретную музыкальную культуру, фольклорист обязан знать также историю этой культуры и условия ее современного бытования на уровне хорошо образованного этнографа — в противном случае его объяснения окажутся ошибочными.  Ему необходимо знать язык на уровне лингвиста-диалектолога — иначе он не разберётся в словесных и музыкальных тонкостях текстов.  Знать духовную культуру народа и его поэтику на уровне филолога-структуралиста и этнолога широкого профиля.  И конечно же, владеть звукозаписывающей и видеотехникой так, как ею владеет фонематист, исследующий работу звукового аппарата человека.  Не менее основательная и специализированная подготовка требуется и исследователю инструментальной народной культуры.

Нам нужны специалисты, подготовить которых в стенах сегодняшних консерваторий практически невозможно.  Где же и как готовить этномузыковедов?  Обратимся к опыту других стран.  В частности, в Европе, в Соединенных Штатах Америки принято приглашать преподавателей на непродолжительный срок.  Студент за время своей учебы успевает познакомиться с разными научными подходами к предмету.  И часто вслед за полюбившимся педагогом меняет университет.  Так, по-иному, чем у нас, формируются научные школы.  У нас же кафедру занимают пожизненно и редко кто из руководителей кафедр приглашает прочитать лекцию или несколько лекций специалиста из другого вуза или города.  Утрачена и существовавшая еще три десятилетия назад практика привлечения "лекторов" из народных певцов (в свое время на занятиях у Анны Васильевны Рудневой мы могли слышать Аграфену Ивановну Глинкину, замечательную смоленскую песельницу, или Ефима Тарасовича Сапелкина — мастера с Белгородчины, и это было действительно приобщением к реальному музыкальному "двуязычию").  Думаю, что готовить фольклористов нужно усилиями целого коллектива разнопрофильных специалистов, целенаправленно и периодически меняя педагогический состав.  Давать студенту и аспиранту возможность не только поучиться некоторое время в другом вузе, но и побывать на стажировке за рубежом.  Пока что у нас студент чуть ли не нелегально вынужден слушать лекции в других вузах.  Эта практика должна быть государственно узаконена.  Иначе мы недосчитаемся многих потенциально сильных специалистов.




≈     Главная      Об авторе и трудах      Книги     Статьи и доклады     ≈

≈     Воспоминания     Экспедиции      Документы      Письма    ≈

≈     Фотогалерея      Аудио      Видео       Мои гости     ≈