труды - works


≈     Главная      Об авторе и трудах      Книги     Статьи и доклады     ≈

≈     Воспоминания     Экспедиции      Документы      Письма     ≈

≈     Фотогалерея      Аудио      Видео       Мои гости     ≈




ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО


СОЮЗ КОМПОЗИТОРОВ СССР
КОМИССИЯ МУЗЫКИ НАРОДОВ СССР
ВСЕСОЮЗНАЯ КОМИССИЯ ПО НАРОДНОМУ МУЗЫКАЛЬНОМУ
ТВОРЧЕСТВУ


ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО


№ 6-7


Москва, 1976


Настоящий выпуск Информационного письма подготовлен Всесоюзной комиссией по народному музыкальному творчеству СК СССР и освещает основные мероприятия, осуществленные с момента выпуска предыдущего бюллетеня (см.  "Информационное письмо" № 7-8 за 1975 год).


Основная задача Всесоюзной комиссии по народному музыкальному творчеству — координация деятельности музыковедов-фольклористов, работающих в разных союзных республиках.  Одним из действенных средств объединения научных усилий специалистов стали регулярно проводимые семинары фольклористов, получившие в истекшем году несколько новое направление.  Если первые три Всесоюзных семинара молодых фольклористов в первую очередь ставили целью охватить по возможности максимальный круг участников и ознакомить их с основными проблемами современной музыкальной фольклористики, то в этом году тематика семинаров приобрела более концентрированный характер.  В октябре 1975 года в Армении состоялся семинар, специально посвящённый вопросам каталогизации, классификации и систематизации музыкального фольклора, а в мае 1976 года в Грузии прошел семинар, на котором обсуждались проблемы многоголосия в народной музыке.

* * *

Ереванский семинар по машинным аспектам алгоритмического анализа музыкально-фольклорных текстов проходил в Ереване и в Доме творчества композиторов "Дилижан" с 27 октября по 2 ноября 1975 года.  Его организации предшествовала большая работа, начало которой было положено на расширенном заседании Бюро ВКНМТ в Вильнюсе в мае 1973 года.  В резолюции этого совещания отмечалось, что "вопросы классификации, систематизации и каталогизации во многих отношениях являются для советской музыкальной фольклористики вопросами новыми, требующими всесторонней и глубокой разработки", подчеркивалась принципиальная и практическая необходимость того, "чтобы существующие и вновь организуемые национальные каталоги работали на основе общих для всей советской музыкальной фольклористики принципов и общей научной методологии".  Там же было принято решение организовать специальные семинары по подготовке молодых фольклористов, специализирующихся по практическим вопросам каталогизации (см.  "Информационное письмо" № 6-7, 1973, стр.  50-51).

В работе Вильнюсского совещания принимала участие большая группа фольклористов из Армении (М.А.Брутян, М.О.Мурадян, М.Т.Манукян, А.А.Пахлеванян), которые и взяли на себя инициативу в осуществлении этих планов.  Для создания своего национального каталога армянские фольклористы решили использовать концепцию универсального структурно-аналитического каталога музыкальных текстов, разработанную руководителем Всесоюзной каталогизационной группы, членом Бюро ВКНМТ В.Л.Гошовским.  Для этого в сентябре 1974 года при Кабинете народной музыки Ереванской государственной консерватории была создана специальная каталогизационная группа, которая в своей практической деятельности по каталогизации армянских народных песен опиралась на универсальную аналитическую карту.

К обсуждению общетеоретических и концептуальных аспектов каталогизации были привлечены сотрудники Отдела народной музыки Института искусств АН Армянской ССР, а для практической проверки возможностей машинной обработки музыкальной информации, полученной с помощью аналитических карт, - преподаватели Ереванского политехнического института.

Привлечение широкого круга научной общественности позволило Фольклорной комиссии Армянской ССР подготовить семинар, призванный глубоко и всесторонне обсудить теоретические и методологические вопросы, связанные с концепцией универсального каталога и машинной обработки информации на электронно-вычислительных машинах, превратить его в своего рода всесоюзную школу по подготовке кадров фольклористов-каталогизаторов.

Продуктивности работы семинара во многом способствовала тщательно продуманная предварительная работа.  Участники были заранее информированы о его целях, задачах и тематике, получили брошюры с материалами семинарских занятий, аналитические карты с анализом народных песен различных национальных музыкальных, культур (трех армянских, русской, моравской, эстонской, литовской и татарской песен), примеры сегментации музыкального текста, подробную программу и расписание работы.

В семинаре приняли участие около 70 человек из РСФСР, Украины, Молдавии, Литвы, Казахстана, Азербайджана, Армении, Грузии, а также фольклористы-музыковеды братских социалистических стран:  Болгарии, Германской Демократической Республики, Польши и Чехословакии.  Кроме музыковедов-фольклористов (44 человека) в нём активно сотрудничали 8 композиторов, 8 математиков, 2 искусствоведа и 2 филолога.  Показательны возрастные данные об участниках:  больше половины (34 человека) оказалась молодежь до 35 лет (в том числе 8 студентов).  Эти молодые специалисты получили возможность работать бок о бок с маститыми учеными:  в обсуждении научных аспектов и проблем каталогизации приняли участие 22 доктора и кандидата наук.

Формы работы на Ереванском семинаре были подобраны с таким расчётом, чтобы максимально полно решить стоящие перед собравшимися задачи.

На ПРОСЕМИНАРАХ, руководимых членами армянской каталогизационной группы, участники семинара на практике знакомились с принципами составления универсальных и целевых аналитических карт, с основами алгоритмического анализа и кодирования, осваивали технику сегментации музыкальных текстов и заполнения аналитических карт.

СЕМИНАРСКИЕ ЗАНЯТИЯ ставили цель всесторонне обсудить концепцию и теорию армянского универсального структурно-аналитического каталога музыкального фольклора (УНСАКАТ), армянской универсальной аналитической карты (АРУНАК), самих принципов сегментации и алгоритмического анализа.  Поскольку суть вынесенных на обсуждение проблем была изложена в предварительно разосланных "Материалах" и все участники имели возможность уточнить возникшие у них вопросы во время просеминаров, то дискуссия приобрела деловой и конкретный характер:  было зарегистрировано 112 выступлений, в которых участники высказали свои соображения и целый ряд конструктивных критических замечаний.

Темы для выступлений на КОЛЛОКВИУМАХ группировались вокруг проблем, непосредственно связанных с концепцией универсального структурно-аналитического каталога.  Они также были предложены участникам семинара заранее, поэтому каждый из них имел возможность выступить со своей собственной концепцией и поделиться своим опытом работы в этой области.  В центре внимания на коллоквиумах оказались вопросы: 

1) классификация и каталогизация песен по стилистическим признакам;
2) жанровая классификация песен; 
3) напев и поэтический текст; 
4) сегментация музыкальных текстов; 
5) точные методы анализа и перспективы использования электронно- 
    вычислительной техники.

Регламентация докладов на коллоквиумах по тематике, форме и времени позволила заслушать около 30 сообщений.

По первой теме были сделаны сообщения Т.Джалалян (Ереван) "Классификация и каталог мелодических форм", Х.Мартиросяна (Ереван) "Классификация и каталог звуковых систем", А.Элоян (Ереван) "Классификация и каталог ритмических форм".  Эти рефераты были написаны на основе 92 аналитических карт, составленных членами армянской каталогизационной группы, и построены так, чтобы разъяснить принципы классификации материала, составления каталожных карточек и продемонстрировать возможность статистической обработки данных каталога.  Далее выступили К.Худабашян (Ереван) "Кодирование ладовой системы", М.Ройтерштейн (Москва) "Классификация ладов и графов", А.Пахлеванян (Ереван) "Моделирование и классификация орнаментальных мелодий", Б.Каракулов (Алма-Ата) "Классификация музыкальных диалектов Казахстана".  А.Чекановская (Польша) поделилась своими соображениями по поводу определения понятия "песенный тип" и показала различные методы типологической классификации народных песен.

Жанровой классификации народных песен были посвящены доклады Т.Тодорова (Болгария) "Некоторые соображения по поводу понятия ‘фольклорный жанр’", Л.Ботушарова (Болгария) "Об одной формуле жанра", В.Коргузалова (Ленинград) "Функциональная классификация жанров" и В.Гошовского (Ереван) "Многомерная жанровая классификация армянских народных песен".  К этой же теме примыкало сообщение К.Жузбасова (Алма-Ата) "О степени наибольшей близости песен внутри жанра".

Сообщения на тему "Напев и поэтический текст" затронули очень важный и широкий круг вопросов, касающихся и классификации, и функциональных аспектов связи поэтического и музыкального текстов, и каталогизационной обработки нотных текстов.  Здесь прозвучали доклады А.Киракосян (Ереван) "Классификация и каталог поэтических текстов народных песен", А.Рудневой и Н.Гиляровой (Москва) "Напев и текст", О.Грабаловой (Чехословакия) "Повтор как конструктивный элемент песни", Н.Герасимовой-Персидской (Киев) "Обработка рукописей старинного многоголосья".

По проблемам сегментации и анализа музыкальных текстов выступили:  Л.Белявский (Польша) "Зонное восприятие времени в связи с проблемой сегментации".  Д.Штокман (ГДР) "О роли нотной записи в процессе анализа", М.Ройтерштейн (Москва) "Сегментация напева куплета", М.Борода (Тбилиси) "Формализация семантических единиц типа мотива", Б.Карастоянов (Москва) "Мелодические единицы знаменного распева.  Определение и сегментация", З.Тагачкян (Ереван) "Вопросы уточнения аналитической карты", В.Гошовский (Ереван) "Алгоритмическое кодирование ритмических форм синтагм", Е.Трембовельский (Алма-Ата) "Опыт порождающего описания начального сегмента ‘Тюильрийского сада’ Мусоргского", Д.Ботушаров (Болгария) "Взаимообусловленность общенаучной методологии и алгоритмического формализованного анализа".  Как видно из самих названий докладов, авторы подошли к теме с различных точек зрения:  тут и общеметодологический аспект (Д.Ботушаров), и подход с точки зрения музыкального времени и метра (Л.Белявский, М.Борода), и попытки применения подобных принципов к старинной музыке и музыке нового времени (Б.Карастоянов, Н.Герасимова-Персидская, Е.Трембовельский), и использование традиционных принципов сегментации для алгоритмических процедур (М.Ройтерштейн).

Особую группу составили доклады, посвященные использованию статистических и других точных методов в музыкознании, принципам подхода к машинной обработке, составлению программ для ЭВМ, поисковым системам и т.д.  На этом коллоквиуме выступили Р.Зарипов (Москва) "Моделирование некоторых функций музыковеда на ЭВМ", Я.Сабан (Львов) "Статистические методы исследования музыкальной информации", Э.Думанис (Москва) "Вероятностный подход к общению с ЭВМ", С.Шип (Одесса) "Использование компьютеров в структурном музыковедческом анализе.  Обзор зарубежных материалов".  Э.Гаспарян (Ереван) рассказала о том, как применительно к армянскому каталогу народных песен была создана программа для решения с помощью ЭВМ поисковых музыковедческих задач, а А.Терещенко (Ереван) — о многоуровневых поисковых системах. 

Столь многоаспектный характер докладов на коллоквиумах превратил Ереванский семинар в своего рода научную конференцию, в которой приняли участие как видные ученые с мировым именем, так и молодые специалисты, впервые выступавшие на таком представительном собрании.

Помимо выступлений на коллоквиумах программа семинара включала МИКРОКОНФЕРЕНЦИИ ЗА КРУГЛЫМ СТОЛОМ, где в свободной дискуссии обсуждались три основные темы:  1) "уроки истории каталогизации", 2) "музыковед и ЭВМ", 3) "универсальный музыковедческий язык".

В беседе по первой из этих тем главное слово принадлежало зарубежным гостям — членам Международной каталогизационной группы IFMС (International Folk Music Council) и участникам международных совещаний по каталогизации.  Л.Белявский отметил, что все созданные до сих пор каталогизационные системы просуществовали недолго;  наиболее жизнеспособными оказались те из них, которые в качестве основных классификационных признаков брали либо функцию песни (для жанровых классификаций), либо некий формальный универсальный признак.  Весьма эффективными, по мнению проф.  Л.Белявского, оказались те системы, которые учитывали большое число признаков народной песни, например, американская система Бронсона.  Однако когда в практику вошли аналитические карты, встала задача сокращения числа классификационных признаков, выбора важнейших из них, что особенно важно для машинной обработки данных и поиска информации.  Все системы современной каталогизации Белявский делит на две группы:  использующие методы логической классификации (Бронсон, Эльшекова) и метод типологической классификации.  Он высказал сомнение в возможности создания универсального каталога на песнях только строфической формы.  Универсальный каталог не может не учитывать национальную специфику фольклора, а сегодня еще нет возможности учесть специфические особенности музыкальных культур всех народов и этнических групп.

Л.Ботушаров считает, что беда всех существующих на Западе каталогизационных систем в том, что они не были последовательно осуществлены.  Нельзя найти оптимальную систему каталогизации, исходя из национальных признаков фольклора какой-либо одной музыкальной культуры.  Аналитические карты в некоторой степени позволяют выйти за рамки узко национальных концепций.  Он особенно подчеркнул важность обсуждения самой проблемы универсальности и в этом контексте отметил концепцию В.Гошовского как определённую универсальную методику, определённый метаязык.

А.Чекановская подчеркнула, что до сих пор удавалось решить только частные вопросы каталогизации, в результате чего были созданы лексикографические каталоги (по вариантам песен), инципитные и типологические каталоги.  Поэтому на данном этапе очень важно сделать акцент на морфологическом изучении песен и создать единую терминологическую систему, облегчающую обмен информацией между существующими каталогами.

С.Путейкене (Вильнюс) поделилась своими соображениями по поводу удач и просчётов при создании каталога литовских песен в системе аналитических карт.  В.Гошовский выдвинул идею использовать для целей каталогизации якобсоновские универсалии, поскольку при создании универсального каталога невозможно исходить из специфики фольклора какого-либо отдельного народа.  По его мнению, аналитическая карта должна включать как универсальные, так и национальные данные.

Второй "Круглый стол" был посвящен проблеме "Музыковед и ЭВМ".  В этой дискуссии приняли участие не только фольклористы и музыковеды, но и композиторы, математики и кибернетики.  Здесь обсуждались как творческие, так и прикладные аспекты темы.  Своими соображениями поделились Г.Чайковский (Кишинев), Э.ДуманисА.Пахлеванян, Б.КарастояновЛ.Ботушаров, Л.Грабовский (Киев), Р.Зарипов, С.Павлишина (Львов), Э.Алексеев (Москва), З.Гаспарян и В.Гошовский.

Все участники обсуждения согласились, что давно пора начать эксперимент "Музыковед — ЭВМ", который в силу самой своей постановки будет сильным толчком в деле развития музыкознания и приближения её методов к методам точных наук.  Не может быть сомнения в том, что ЭВМ окажет большую услугу фольклористам при решении поисковых и аналитических задач.

За третьим "Круглым столом" об универсальном музыковедческом языке наметились три пути решения проблемы: лексика универсального языка, т.е. создание единой музыковедческой терминологии, морфология универсального языка, т.е. создание системы терминов и графических схем, и синтактика — форма и последовательность изложения научной мысли.  Решение задач построения универсального музыковедческого языка облегчается тем, что объект наблюдения и исследования — нотная запись — сама по себе универсальна.

Отдельно ставился вопрос создания языка кодов и системы интерпретации кодов Э.Думанис).  Методы моделирования, применяемые в музыкознании, носят универсальный характер (М.Борода, С.Шип), а поэтому связь музыкознания со структурной лингвистикой — это верный шаг на пути создания универсального языка (Д.Штокман, Е.Новик).  О вторичном метаязыке как важном орудии универсализации языка говорил Я.СабанВ.Гошовский обратил внимание собравшихся на то, что в музыкознании могут быть плодотворно использованы идеи универсального языка, высказанные в романе Г.Гессе "Игра в бисер".

Последний день работы семинара проходил в Ереване в Политехническом институте, где Э.Гаспарян демонстрировала участникам практические возможности использования электронно-вычислительных машин как каталога для решения различных поисковых задач.  В качестве материала ею была использована музыковедческая информация, содержащаяся на 92 аналитических картах нового образца и отражающая армянские песни из сборника С.Меликяна.  Был показан способ кодирования этих данных на перфолентах, составления поисковых программ и введения информации в запоминающее устройство ЭВМ "Наири-2".  Участники семинара сами задавали поисковые задачи, касающиеся:  инципита песни, жанра, ритмической структуры и семантики стиха, ритмической и мелодической формы напева, звуковысотного контура, интервального состава мелодий, звукорядов, кинематических графов, ритмических схем и мелодического распева.  Все эти задачи можно было задавать в любой последовательности и в любой комбинации.  На глазах у собравшихся машина решала их быстро и безошибочно.

На заключительной конференции были подведены предварительные итоги семинара.  М.Брутян подчеркнула, что участникам был показан лишь первый, начальный этап работы армянской каталогизационной группы для обсуждения и критики, чтобы таким образом получить возможность учесть эти замечания в дальнейшей работе.  Сбалансированный учет национальных и универсальных элементов возможен лишь при совместных усилиях фольклористов Советского Союза и социалистических стран.

Выступавшие на обсуждении единодушно отметили высокий научный и организационный уровень семинара, выразили горячую надежду на продолжение подобных встреч.


Сборник статей, выпущенный по материалам Ереванского семинара.

Сборник статей, выпущенный по материалам Ереванского семинара.


* * *

Пятый Всесоюзный семинар музыковедов-фольклористов, посвящённый теме "Многоголосие в народном музыкальном творчестве", проходил с 27 мая по 7 июня в Абхазии и Западной Грузии.  Семинар был организован Всесоюзной комиссией по народному музыкальному творчеству при содействии Союза композиторов и Музыкально-хореографического общества Грузинской ССР.

В задачи семинара входило:  очертить круг проблем, связанных с народным многоголосием, выявить специалистов, занимающихся данной проблематикой, сопоставить существующие точки зрения и подходы, проверить их действенность в приложении к фольклорной практике, к одной из наиболее развитых многоголосных традиций — грузинской народной музыке.  Поэтому, в отличие от предыдущих, этот семинар проходил "на колесах":  фактически он совмещал в себе научную конференцию и коллективную фольклорную экспедицию.

Начав свою работу в Гудаутах (близ Сухуми), участники семинара проследовали затем по ряду районов Западной Грузии.  Заседания проходили последовательно в городах Зугдиди и Кутаиси, встречи с народными исполнителями состоялись также в Гали, Гелати и Гори.  Итоги семинара были подведены в Тбилиси, где перед участниками семинара выступили народные музыканты из Восточной Грузии.

В семинаре работали 33 человека — музыковеды-фольклористы и композиторы, представлявшие почти все союзные республики, ряд автономных республик и областей РСФСР, а также Москву и Ленинград.  В течение 34 часов, отведённых на заседания, было заслушано 25 докладов, в обсуждении которых выступили все участники.

В докладах и сообщениях, построенных на материале песенного и инструментального фольклора различных народов, наметились три основных аспекта рассмотрения: исторический (проблема генезиса и эволюции народного многоголосия), теоретический (вопросы определения, типологии и классификации, структуры и эстетики многоголосия) и практический (в плане культивирования и пропаганды подлинных фольклорных ценностей).

Тематика докладов и выступлений на обсуждении группировалась вокруг следующих основных вопросов:

- особенности многоголосия в отдельных национальных культурах, локальные стили многоголосия;
- становление "и развитие народного многоголосия, реконструкция его реликтовых форм, проявления многоголосия в монодических музыкальных культурах;
- социологический аспект исследования коллективного народного пения;
- современные формы бытования народного многоголосия;
- исполнительские традиции в народном многоголосии;
- межнациональные связи в народном многоголосии;
- взаимодействие народной и профессиональной музыки в сфере многоголосия;
- претворение принципов народного многоголосного мышления в композиторском творчестве.

Целый ряд сообщений был посвящён развитым формам народного многоголосия.  Здесь следует прежде всего выделить выступления грузинских фольклористов.  В обобщающем докладе Г.Чхиквадзе (Тбилиси) "Грузинское традиционное многоголосие и его характерные черты" был систематизирован обширный песенный материал, иллюстрирующий основные типы хоровой фактуры.  Ряд коррективов к концепции Д.Аракашвили предложил М.Жордания (Тбилиси) в докладе "О путях зарождения грузинского многоголосия".  Собственный подход к проблеме развил Е.Чохонелидзе (Тбилиси) в сообщении "Некоторые вопросы аккордики в грузинской народной музыке".  Общей характеристике абхазской народной музыкальной культуры и истории её изучения был посвящен доклад музыковеда М.Хашбы (Сухуми).

Разнообразие форм русского фольклорного многоголосия нашло отражение в докладах М.Мазо (Ленинград) "Типы вологодского многоголосия", Ю.Красовской (Москва) "Линеарные приёмы в полифоническом сочетании хоровой лирической свадебной песни с причетом невесты (свадебный обряд Переяславль-Залесского)" и Н.Князева (Москва) "Исполнительские формы многоголосия по материалам экспедиции в Воронежскую область".

Украинскому многоголосию были посвящены доклады В.Матвиенко (Киев) "Пути развития многоголосия на Украине" и Т.Ганзиной (Киев) "Распространение различных типов многоголосия на территории Украины".

Своеобразные формы вокального и инструментального многоголосия у народов Прибалтики нашли отражение в докладах Я.Витолиня (Рига) "Бурдонное многоголосие в латышской народной песне", А.Карашки (Вильнюс) "Особенности полифонии в литовских инструментальных сутартине", У.Колька (Тарту) "Эстонское многоголосие".

Стилистике мордовских многоголосных песен посвятил своё выступление Н.Бояркин (Саранск).  О современных формах народного многоголосия в Киргизии говорил Б.Бейшенбиев (Фрунзе).

Проблема формирования многоголосия в монодических культурах, естественно, стояла в центре внимания фольклористов Средней Азии, Армении, Азербайджана.  Убедительные примеры многоголосных вкраплений в музыкальную ткань мугамов привел О.Матякубов (Ташкент) в своем докладе "Полифоническое мышление в узбекской народной музыке".  Обширный, чётко систематизированный материал был представлен в докладе Р.Атаяна (Ереван) "0 многоголосии в армянской народной музыке".  Прекрасно дополняли друг друга полемически заостренные доклады Б.Гусейнли (Баку) "Элементы многоголосия в азербайджанской народной музыке" и Н.Мамедова (Баку) "Элементы полифонии в азербайджанских мугамах".

Иной ракурс рассмотрения предложили участвовавшие в семинаре музыковеды-историки, продемонстрировавшие связи средневековой светской музыки с народными певческими традициями.  Н.Герасимова-Персидская (Киев) выступила с докладом "Отражение черт народного многоголосия в рукописях ХVII - начала ХVIII веков", Л.Костюковец (Минск) — с сообщением на тему "Белорусское кантовое многоголосие".

С двумя сообщениями, вызвавшими оживленную дискуссию, выступил на семинаре В.Гошовский (Ереван).  В одном из них он предложил детально разработанную классификационную схему типов многоголосия, сформулировав собственное определение и предложив ввести количественную меру для ряда классификационных признаков.  Второе выступление В.Гошовского было полемически заостренной постановкой вопроса:  "Является ли гетерофония многоголосием?".  В позицию автора, отрицающего это, в ходе семинара были внесены существенные коррективы.

Специальные усилия участников семинара были направлены на выработку общего определения фольклорного многоголосия, учитывающего реальное многообразие его национальных проявлений.  Наиболее приемлемой была признана следующая формулировка, предложенная А.Широковым (Москва):  "Многоголосие есть принцип музыкального мышления, основанный на одновременном, художественно осознанном и функционально упорядоченном соотношении двух и более голосов".  В докладе Е.Мурзиной (Киев) "Социологический аспект исследования коллективного пения" аргументировалась необходимость "трансплантации" а фольклористику методов современной социологии и социальной психологии, рассматривались поведенческие модели и ролевое распределение в народном хоре.

Проблемам инструментальной музыки, помимо упоминавшегося доклада А.Карашки, были посвящены выступления Ш.Шу (Майкоп) и Д.Покровского (Москва).  Ш.Шу рассматривал особенности народного многоголосия адыгов под практическим углом зрения — в плане современной реконструкции народного инструментария и необходимости создания национального оркестра.  В докладе Д.Покровского "Некоторые черты инструментального многоголосия Псковской области" была предложена оригинальная методика восстановления стилистических черт музыки, исполнявшейся на утраченных ныне инструментах.

Большой интерес участников семинара вызвало выступление В.Маградзе (Тбилиси), поделившегося опытом реставрации южногрузинского песенного фольклора.  Две реконструированные им по фрагментарным сольным записям старинные месхские песни с развитой многоголосной фактурой были с успехом исполнены на грузинском языке Экспериментальным ансамблем русской народной песни (руководитель Д.Покровский).

Экспериментальные многоголосные записи с применением техники многократного наложения, сделанные в 1975 году на Всесоюзной студии грамзаписи от известного грузинского лотбара П.Хубулавы, были продемонстрированы Э.Алексеевым (Москва).  В своем выступлении он говорил также о возможности парадоксальной постановки вопроса о первичности некоторых форм многоголосия по отношению к слаженному унисонному пению.

Как уже отмечалось, семинар имел форму своеобразного "семинара-экспедиции", в ходе которого было записано более 200 песен (в том числе ранее не зафиксированных).

Непосредственное творческое общение фольклористов с народными исполнителями из Абхазии, Мегрелии, Имеретии, Сванетии, Кахетии, Адыгеи имело очень большое значение.  В семинаре приняли участие 32 народных коллектива, среди которых следует выделить ансамбль "Одойя" (г.Зугдиди) и семейные ансамбли Гаручава (Абхазия) и Абесадзе (Имеретия).  Особое место в работе семинара приобрели встречи с руководителями народных хоров, знатоками народной певческой традиции, известными лотбарами А.Хабиравой, П.Хубулавой, П.Бухаидзе и другими.  Эти встречи стимулировали научное исследование актуальных вопросов современного бытования многоголосия.

В ходе семинара проводился ряд экспериментов, направленных на выявление закономерностей внутренней организации народного певческого коллектива.  Участники семинара познакомились и с искусством народных инструменталистов.

Активное участие в семинаре Экспериментального ансамбля русской народной песни под руководством Д.Покровского позволило перевести научные изыскания в области русского и грузинского многоголосия в практический план.  Ансамбль выступал также перед строителями Ингурской ГЭС и тружениками колхозов Грузии.

Семинар проходил при активной поддержке местных руководящих партийных и советских организаций, его работа была отражена в местной прессе.

В ходе работы семинара его участниками были выработаны следующие рекомендации:

1.  Считать необходимым систематическое проведение подобных семинаров (в том числе специальных учебных семинаров для молодых фольклористов).
2.  В дальнейшем разнообразить и совершенствовать формы работы семинаров.
3.  Продолжить разработку поставленной проблематики в серии семинаров, ограниченных тематически и регионально.
4.  В работе последующих семинаров считать необходимым объединение докладов, выступлений и сообщений в тематические группы.
5.  Считать целесообразным проведение всесоюзных семинаров, посвящённых проблемам исторического изучения и пропаганды фольклора, а также проблемам дальнейшего развития фольклора и его значения для строительств музыкальной культуры.
6.  Форсировать изучение современных форм бытования фольклора.
7.  При подготовке следующих семинаров
а) провести предварительную работу по упорядочению формы изложения материала докладов и сообщений;
б) подготовить проблемные и реферативные доклады по основной теме семинара;
в) провести работу по упорядочению терминологии.
8.  Продолжить практику привлечения к работе семинаров этнографических и экспериментальных ансамблей народной музыки.
9.  Принять специальные меры по обеспечению работы семинаров современной аппаратурой.
10.  Подготовить материалы данного семинара к публикации.

В заключительном слове руководителя семинара Э.Алексеева подчеркивалось, что семинар выполнил поставленные перед ним задачи:  выявил, очертил и обобщил основную научную проблематику, связанную с изучением народного многоголосия, ближе познакомил фольклористов с реальными условиями современного бытования одной из наиболее развитых многоголосных культур.  Семинар позволил непосредственно сопоставить не только различные типы и формы разнонационального многоголосия, но, наряду с этим, и уровни его теоретического осмысления, достигнутые в различных республиках.  Особенно привлекательной явилась редкая возможность поставить во главу теоретических споров критерий практики, поскольку многие дискуссионные положения были проверены в непосредственных экспериментах с участием авторитетных народных музыкантов.  Немаловажное значение имел и ещё один побочный результат этой коллективной экспедиции — она вылилась в своеобразный смотр лучших народных певческих ансамблей Грузии.  В ходе семинара внимание общественности, руководителей партийных и советских организаций было привлечено к необходимости культивировать, способствовать сохранению и развитию лучших традиций коллективного народного музицирования.





* * *

Ещё одним крупным событием в жизни Всесоюзной комиссии по народному музыкальному творчеству стала Всесоюзная отчётно-экспедиционная сессия, проходившая с 1 по 6 декабря 1975 года в Москве.

Эта новая форма работы ВКНМТ родилась сравнительно недавно:  впервые такая сессия была проведена в рамках выездного Пленарного заседания комиссии в Алма-Ате осенью 1974 года и, как отмечалось в резолюции Пленума, "оказалась чрезвычайно интересной и весьма перспективной".  Поскольку собирательская работа находится в центре всей научной деятельности, является исходным звеном для исследований и пропаганды фольклора, Пленум признал необходимым регулярно проводить отчетно-экспедиционные сессии, способствующие "более глубокому обмену опытом между фольклористами разных республик" (cм.  "Информационное письмо" № 7-8, 1975, стр.  31).

В работе Всесоюзной отчетно-экспедиционной сессии привяло участие более шестидесяти фольклористов из Москвы, Ленинграда, союзных и автономных республик.  Было заслушано 28 сообщений, освещавших результаты полевой работы 1975 года.

Тематика докладов затрагивала широкий круг актуальных этномузыковедческих проблем, вопросов бытования песенного и инструментального фольклора в современных условиях, методики комплексных и межнациональных экспедиций, способов выявления и фиксации традиционного и современного музыкального фольклора, технического оснащения экспедиций и т.д.

С развернутыми отчётами о деятельности таких крупных центров собирательской работы, какими являются Государственные консерватории, выступили:  А.Руднева (Москва), М.Мазо (Ленинград), М.Манукян (Ереван), Б.Барамидзе (Тбилиси), Б.Гусейнли (Баку).  Эти сообщения ещё раз продемонстрировали, насколько плодотворными оказываются регулярно и планомерно проводимые фольклорные экспедиции, насколько важна роль кабинетов народной музыки в деле их организации и осуществления.

Важное место в программе Отчетно-экспедиционной сессии занимало обсуждение актуальных вопросов собирательской работы и, в частности, — методики полевых обследований.

Активный интерес участников сессии вызвали доклады В.Гусева (Ленинград) "Методика комплексных экспедиций" и И.Мациевского (Ленинград) "Проблема комплексной фольклорно-этнографической экспедиции и партитурной фиксации синкретических фольклорных жанров", в которых подчеркивалась необходимость применения в полевой работе методов, способствующих наиболее глубокому проникновению в специфические закономерности бытования фольклора.  Поскольку произведение фольклора не только имеет полиэлементную природу, но и существует лишь в определенных условиях восприятия, общественной психологии, быта, истории и т.д., то для его правильного понимания необходим учёт всех этих внутренних и внешних связей.  Поэтому принципиальным условием комплексного изучения фольклора является не просто сотрудничество в рамках коллективной экспедиции специалистов различных профилей, а единство фиксируемого объекта и синхронность записи.

В последнее время стали практиковаться межнациональные фольклорные экспедиции, включающие в свой состав музыковедов — специалистов по различным национальным музыкальным культурам.  О такой экспедиции в Туву и Хакасию рассказал Э.Алексеев (Москва), подчеркнув, что подобная методика даёт чрезвычайно богатый материал для сравнительного музыкознания, для исследования взаимосвязей музыкальных культур, для изучения как исторических, так и современных межнациональных контактов.

Уже много лет целенаправленная работа по изучению музыкальных связей народов Средней Азии осуществляется в Институте искусств им.  Хамзы АН Узбекской ССР под руководством Ф.Кароматова.  С отчетом об очередной экспедиции по собиранию музыкального фольклора и так называемой профессиональной музыки устной традиции в Ленинабадскую область Таджикистана выступил О.Матякубов (Ташкент).

Сообщение Н.Д.Сванидзе (Тбилиси) было посвящено историческому взаимодействию и современным фольклорным контактам народов Кавказской языковой семьи (по результатам нескольких фольклорных экспедиций в различные районы Грузии и республики Северного Кавказа).

Доклад И.Бродского (Москва) об экспедиции в Ханты-Мансийский национальный округ, явившейся продолжением его многолетних исследований в Сибири и на Дальнем Востоке, содержал обстоятельную характеристику основных типов музыкальных культур этого обширного региона.

В Туркмении собирание музыкального фольклора до самого последнего времени оставалось делом личной инициативы отдельных композиторов или музыковедов.  Поэтому первую студенческую экспедицию, о которой рассказала Н.Абубакирова (Ашхабад), можно считать чрезвычайно отрадным явлением.  Во время этой экспедиции было записано 438 образцов народной музыки:  трудовые и обрядовые песни, инструментальные наигрыши, дастаны.

Целая серия сообщений касалась экспедиций по выявлению региональных особенностей и границ распространения отдельных музыкальных стилей, диалектов, жанровому составу народных музыкальных традиций.

М.Мазо (Ленинград) рассказала об экспедициях в Вологодскую область, В.Щуров (Москва) — о поездках в Белгородскую область, Н.Савельева (Москва) — в Брянскую.  А.Правдюк (Киев), посвятил свое выступление анализу одного из типов украинского народного многоголосия.  А.Элоян (Ереван) поделилась интересным материалом, отражающим своеобразные танцевальные песни Хоторджурского района Западной Армении, а А.Круминьш (Рига) рассказал о совместном с хореографами собирании латвийских хороводных и танцевальных мелодии.  Сообщение Т.Керимовой (Баку) было посвящено изучению азербайджанских трудовых песен.

С интересными образцами молдавского фольклора познакомил участников сессии К.Руснак (Кишинев).  И.Рюйтель (Тарту) поделилась опытом собирательской работы, которую регулярно осуществляет в Эстонии Литературный музей им.Крейцвальда.  Азербайджанский композитор и фольклорист Н.Мамедов (Баку) рассказал об экспедициях Института архитектуры и искусства АН Азербайджанской ССР, подчеркнув необходимость тщательного изучения народной песни для плодотворного использования её в композиторском творчестве.

Ряд докладов был посвящён отчётам об экспедициях по собиранию народной инструментальной музыки:  И.Назина (Минск) "Изучение белорусской народной инструментальной культуры и задачи экспедиционной работы", И.Мациевский (Ленинград) "Тематическая этноинструментоведческая экспедиция и специфика работы и подготовки информаторов", Э.Азизов (Душанбе) "Памирские народные инструменты".  Выяснению вопроса о взаимосвязи вокального и инструментального фольклора была посвящена экспедиция Ф.Камаева (Уфа) в Западную Башкирию.  С кинофильмом, демонстрирующим процесс изготовления азербайджанских народных инструментов, познакомил собравшихся Б.Гусейнли (Баку).

О собирании свадебного фольклора рассказали Т.Варфоломеева (Минск) и И.Князев (Москва), отчёт которого также сопровождался показом кинофильма, снятого во время экспедиции.

Одной из актуальнейших проблем, остро волнующих советских фольклористов, является судьба фольклорного наследия в условиях резко меняющейся среды его бытования.  Эта тема была поднята в докладе С.Грицы (Киев) "Некоторые наблюдения над фольклорным процессом в интегрированной сельско-городской среде", в котором на материалах экспедиции, организованной Институтом искусства, фольклора и этнографии АН Украинской ССР на строительство Чернобыльской атомной электростанции, была наглядно продемонстрирована необходимость применения социологических методов и процедур в собирательской деятельности.

В программу Отчётно-экспедиционной сессии, помимо докладов и сообщений, был включен также концерт-показ музыкального фольклора, в котором выступили народные исполнители, выявленные фольклористами во время последних экспедиций.

В концерте, состоявшемся 1 декабря 1975 года во Всесоюзном доме композиторов, приняли участие народные музыканты Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Таджикистана, Туркмении, Тувы, Украины, Ханты-Мансийского национального округа;  второе отделение составили русские песни и инструментальная музыка в исполнении народных музыкантов Белгородской области, Краснодарского края, Ленинградской области и Ставрополья.

Проведение подобных концертов-показов стало уже традиционным.  Насколько сильное впечатление производят они на слушателей, свидетельствует не только всегда переполненный зал Дома композиторов, но и эти несколько выдержек из статьи итальянского журналиста, корреспондента газеты "Унита" Карло Бенедетти.


"Мы присутствуем на одном из интереснейших и оригинальнейших концертов:  в Москве, в большом зале Союза композиторов проходит смотр музыкального фольклора народов Советского Союза, демонстрирующий результаты большой и регулярной работы по собиранию и изучению народной музыки.  Месяц за месяцем музыканты, критики, этнографы, социологи, которые принимают участие в работе Всесоюзной комиссии по народному музыкальному творчеству Союза композиторов СССР, объезжали вдоль и поперёк обширную страну:  от Прибалтики до Дальнего Востока, от сибирской тайги до границ с Монголией.

... Поездки всегда плодотворны.  Фольклористы находят местных певцов, народных умельцев, способных ещё изготавливать старинные музыкальные инструменты, целые ансамбли музыкантов, которые исполняют традиционные народные мелодии.  Этот кладезь для ученых, музыкантов и просто любителей народной музыки — бездонен.  В Москве это поняли и развернули работу по всей территории Советского Союза.  Из самых далёких уголков страны появляются песни, корнями уходящие в глубь веков.  Благодаря этой деятельности они записываются на магнитофоны, изучаются в научно-исследовательских институтах.

...; На сцене каждый фольклорист представляет "своего артиста"...  Аудитория в зале взволнована.  Одни записывают слова песен, другие фиксируют их на магнитофоны, третьи фотографируют исполнителей.  Общее впечатление, которое постепенно складывается от происходящего на сцене, ещё раз показывает, насколько обширна и разнообразна эта страна.  Традиции, которые казались умершими, возникают во всем их величии.

... Поисковая работа фольклористов продолжается.  Отчеты учёных будут опубликованы в специальных журналах, музыкальные произведения — как уже происходит много лет — будут передаваться по радио и записываться на пластинки".

(«L'Unità, 7 gennaio 1976).


Помимо концерта-показа народных музыкантов из союзных республик участники Отчетно-экспедиционной сессии получили возможность присутствовать и на двух концертах, посвященных русскому многоголосию, которые были организованы Фольклорной комиссией РСФСР.

Важность экспедиционной работы не только для научных исследований народной культуры, но и для её пропаганды и творческого освоения было ещё раз продемонстрировано во время выступлений вокального фольклорного ансамбля при Кабинете народной музыки Государственного музыкально-педагогического института им.  Гнесиных (руководитель В.Щуров) и экспериментального ансамбля русской народной песни (руководитель Д.Покровский) .

* * *

Рекомендации Всесоюзной отчетно-экспедиционной сессии 1975 года были учтены при организации последующих фольклорных экспедиций.  Летом 1976 года при содействии ВКНМТ было проведено несколько межреспубликанских экспедиций с привлечением специалистов разного профиля.  В частности, украинские и молдавские села Краснодарского края были обследованы В.Гошовским (Ереван) и  Я.Мироненко (Кишинев).  В районах Западной Туркмении работала экспедиция, которой руководил В.Щуров (Москва).

В августе 1976 года прошла первая музыкально-фольклорная экспедиция за пределы Советского Союза.  Экспедиция работала на территории Монгольской Народной Республики и была организована Союзом композиторов СССР совместно с Союзом монгольских композиторов при активном содействии Института истории искусств Министерства культуры СССР и Института общественных наук Бурятского филиала Сибирского отделения Академии наук СССР.  В экспедиции участвовали фольклористы Э.Алексеев (Москва, руководитель экспедиции), Д.Дугаров (Улан-Удэ), Ф.Камаев (Уфа), старший инженер Всесоюзной студии грамзаписи С.Богданов и шофер Л.Сампилов;  с монгольской стороны — музыковед Батсурен, певец и композитор С.Цоодол.  В ходе экспедиции, маршрут которой проходил по Центральному и Среднегобийскому аймакам, было записано 180 образцов монгольской народной музыки.  Записи производились на стереофонической аппаратуре, предоставленной фирмой "Мелодия".

Результаты этих и многих других фольклорных экспедиций текущего года были доложены на очередной отчетно-экспедиционной сессии, открывшейся 1 октября 1976 года во Всесоюзном Доме композиторов большим концертом народной музыки.  Одновременно с сессией в Москве проходил Шестой Всесоюзный семинар музыковедов-фольклористов, темой которого стала методика собирательской работы (итоги этих мероприятий ВКНМТ будут освещены в последующих выпусках "Информационного письма").

* * *

Помимо проведения семинаров, позволяющих координировать научную деятельность музыковедов-фольклористов, собирательской полевой работы, тесно связанной с сохранением и пропагандой народного музыкального творчества, ВКНМТ ставит своей задачей изучение связей советской музыкальной культуры с народными традициями.  Эта тема стала основой целого ряда мероприятий, проведённых Комиссией.

Началом этого аспекта деятельности ВКНМТ послужил тематический показ-концерт под названием "Композитор и фольклор", состоявшийся 28-29 марта 1975 года во Всесоюзном доме композиторов.  Произведения, исполнявшиеся в концерте, подбирались с таким расчётом, чтобы продемонстрировать различные методы претворения фольклорного материала в композиторском творчестве, начиная с классиков советской музыки и кончая сегодняшней композиторской молодежью.

В первом отделении концерта прозвучали:

С.ПРОКОФЬЕВ — Две обработки русских народных песен.  Исп.  Э.Горелова и К.Виноградов.

Б.ТИЩЕНКО — "Суздаль" — песни и наигрыш для двух солистов и камерного ансамбля.  Исп.  камерный ансамбль под управлением В.Катаева, солисты Е.Громова, А.Манухов.

В.БАРКАУСКАС — "Легенда о Чюрлёнисе".  Исп.  С.Баркаускайте.

Л.ГРАБОВСКИЙ — "Орнаменты" для гобоя, арфы и альта.  Исп.  Н.Меркулова, В.Саввина, П.Иванов.

Н.СВАНИДЗЕ — "Пиросмани" — камерная оратория для чтеца, солиста, мужского вокального секстета и камерного ансамбля.  Исп. камерный оркестр и участники экспериментального ансамбля русской народной песни (рук.Д.Покровский) под управлением В.Катаева, солистка М.Эгадзе, чтец - народный артист Грузинской ССР Г.Сагарадзе.

Во втором отделении Московский камерный хор под управлением В.Минина исполнил следующие хоровые произведения:

Г.СВИРИДОВ — "Веселимся-кружимся"

И.ЕЛЬЧЕВА — "Скажу маменьке" "Уж ты Грунюшка, Груняша"

С.СЛОНИМСКИЙ — "Печальное сердце мое" "Пей пиво, да не лей"

Н.ДРАНИЦЫН — "Проводы" "Про загадку" из цикла "Загадки"

В.ТОРМИС — "Корабль"

М.КАЖЛАЕВ — "Если в мире тысяча мужчин", стихи Р.Гамзатова

Ю.БУЦКО — "Былина о Борисе и Глебе"

Р.ЩЕДРИН — "Маленькая кантата".

29 марта состоялось продолжение показа.

Вначале были продемонстрированы телевизионный фильм "Лакские песни" (с участием дагестанского композитора и фольклориста Ш.Чалаева) и художественный кинофильм "Не было ветру" (музыка композитора Н.Сидельников).  Подход этих композиторов к фольклорному материалу оказался принципиально различным.  Ш.Чалаев преследовал цель показать лакские песни в их органической связи с бытом и природой Дагестана;  свою творческую деятельность он не мыслит без опоры на фольклор:  от семи основных народов, населяющих Дагестан, им записано и обработано более семисот песен.  Весь фильм "Не было ветру", посвящённый трагическому вторжению войны в жизнь русской деревни, построен на трансформациях классического варианта свадебной песни того же названия, взятой Н.Сидельниковым из сборника Балакирева.

Затем прозвучали произведения двух молодых московских композиторов Т.Чудовой и Ж.Кузнецовой.

Т.Чудова познакомила слушателей с обработками русских народных песен различных жанров (вплоть до заговора, остающегося обычно вне поля зрения композиторов).  В соответствии с устоявшимся каноном она взяла подлинные народные песни и написала на них музыку для голоса соло в народном духе.  В музыке отчётливо видны стилистические черты русских народных песен различных областей (преимущественно южных и Псковской).  Обращение Т.Чудовой к фольклору не случайно:  она участвовала в фольклорных экспедициях и наблюдала подлинную народную манеру музицирования, которую и воспроизвела в своём произведении, вплоть до некоторых характерных "погрешностей", "запрограммированных дефектов" народной вокализации.  Песни были превосходно исполнены солисткой ансамбля Д.Покровского Т.Смысловой.

Идея сочинения композитора Ж.Кузнецовой "Русская диатоника", по словам автора, была подсказана ей фольклористом В.И.Харьковым.  Этот опус представляет собой серию обработок народных мелодий, записанных в самых различных областях России.  Автор стремился к сохранению подлинности мелодий при некотором сокращении текстов.  Сочинение было исполнено русским народным оркестром "Боян", руководимым А.Полетаевым.

И наконец, в заключение показа, состоялось прослушивание в механической записи тех произведений, которые по тем или иным причинам не могли прозвучать в живом исполнении.  Этот концерт ещё раз продемонстрировал как многообразие связей композиторов с фольклором, так и богатство фольклорных источников, использованных ими.

В качестве своеобразной "заставки" к концерту прозвучала армянская песня "Мокац Мирза" в исполнении великого Комитаса — классика армянской музыки и выдающегося собирателя фольклора.

Далее были исполнены:

С.АГАДЖАНЯН — "Полимонодия № 2" для камерного оркестра.  Исп.  камерный оркестр Ереванского политехнического института под          руководством автора.  Произведение этого начинающего композитора построено на средневековом армянском таге "Овун, овун".

К.ВОЛКОВ — "Концерт-картины" для квинтета духовых и оркестра ("Фрески по мотивам Андрея Рублева").  Исп.  симфонический оркестр Ярославской филармонии под управлением В.Барсова.

Ф.АМИРОВ — "Яллы" (хороводный танец).  IV часть "Симфонических танцев".  Исп.  Большой симфонический оркестр Всесоюзного Радио и Телевидения, дирижер Ф.Рзаев.

В.ТОРМИС — "Заклятие железа", поэма для смешанного хора, тенора, баритона и корякского яяя.  Исп.  Таллинский камерный хор под управлением А.Ратасеппа, тенор Р.Мустасаар, баритон Й.Мерила, соло на яяе В.Тормис.

В этом произведении, текст которого заимствован из "Калевалы", претворены характерные черты рунических напевов.  По словам автора, тема сочинения — борьба против войны, против железа как оружия.  Корякский бубен яяй использован композитором под впечатлением от прослушивания пластинки "Музыка народов Дальнего Востока СССР", выпущенной фирмой "Мелодия" с участием сотрудника ВКНМТ И.Бродского.

Обсуждение концерта, фильмов и показа произведений в механической записи оказалось более значительным по своему характеру, чем предполагавшийся первоначально обмен мнениями:  оно показало, насколько актуальна и глубока тема "Композитор и фольклор", насколько широк диапазон проблем, объединяющих интересы музыковедов, фольклористов и композиторов.

В обсуждении приняли активное участие композиторы Ш.Чалаев (Махачкала) и В.Тормис (Таллин), музыковеды Г.Головинский (Москва) и С.Катонова (Ленинград), фольклористы Э.Алексеев (Москва), В.Гошовский (Ереван), И.Земцовский (Ленинград), Л.Лебединский (Москва), В.Щуров (Москва).

Выступавшие единодушно подчеркнули, что для всех творческих работников, так или иначе соприкасающихся с народной музыкой, демонстрация образцов, основанных на фольклоре, в высшей степени важна и поучительна.  В связи с подъёмом и расцветом национальных культур во всех союзных республиках идёт бурный процесс претворения фольклорных ценностей в композиторском творчестве.  Для его успешного развития необходимо знать, на что направлены творческие поиски композиторов и чем музыковеды-фольклористы могут быть им полезны.  Поэтому встречи, подобные этой, должны стать хорошей традицией.

Представленные в концерте-показе произведения продемонстрировали, насколько различны пути освоения фольклорного материала.  Однако не только тип подхода к фольклору определяет творческие удачи или ошибки;  главное — ради чего этот подход предпринимается.  Оценивая исполненные сочинения, выступавшие отметили свежесть, национальное своеобразие, глубину замысла и оригинальность его воплощения в произведениях С.Агаджаняна, Л.Грабовского, Н.Сванидзе, Б.Тищенко, В.Тормиса, Т.Чудовой и др.

Обстановка доверия и страстной заинтересованности темой помогла композиторам раскрыть те стороны своей творческой лаборатории, о которых они обычно избегают говорить.  В этом отношении глубокое впечатление произвели на участников встречи выступления композиторов Ш.Чалаева и В.Тормиса.

В частности, В.Тормис отметил, что в Эстонии использование народных песен стало уже давнишней традицией.  Именно на этой основе создала эстонская национальная музыкальная школа.  Но в этой музыке используется обычно лишь мелодическая, интонационная сторона фольклорного материала.  По мнению композитора, гораздо важнее и интереснее найти и использовать более общие и широкие ценности, заложенные в народной песне, а не только интонации, попевки.  В своём собственном творчестве он стремится опереться на формообразующие принципы народной музыки.  При этом он рассматривает народную песню как нерасторжимое единство слов и напева, стремясь достигнуть в этом отношении фольклористической точности.  В связи с обработкой песен композитору приходилось сталкиваться и с теоретическими проблемами фольклористики и, в частности, с вопросами систематизации и классификации материала.  И здесь у него возникает ряд претензий к фольклористам, которые зачастую исходят из готовых теорий западноевропейского музыкального искусства.  Между тем, многие фольклорные явления, такие, например, как старинные рунические песни, имеют совершенно иную структуру, существенно отличную от структур классической европейской музыки.  Вскрыть её, найти идентичную систему для научного издания собранных фольклорных материалов — одна из важнейших задач музыкальной фольклористики.

Д.Лебединский обратил внимание собравшихся на то, что всем прослушанным произведениям свойственна одна общая черта — понимание фольклора как живого наследия, как живой художественной ценности.  Именно поэтому эти произведения несут в себе огромный экспрессивный заряд, насыщены современностью, на каких бы древних слоях фольклора они ни были построены.  В "Пиросмани" Н.Сванидзе сумела уловить дух народа, характер страны со всеми ее противоречиями.  Именно эти контрасты, по словам Одоевского, "возвышают напев до трагедии".  Этот же драматизм отличает и нежно-грустный хор С.Слонимского "Печальное сердце мое".  Жадная тяга композиторов к фольклору обусловлена подъёмом национальных культур, национального самосознания народа.  Сегодня при обращении композиторов к фольклору доминирует стремление не столько к обновлению выразительных средств (оно всегда занимает подчинённое место в работе композитора), сколько потребность к насыщению современностью, отражению современной народной жизни.

Ленинградский историк С.Катонова, развивая эти положения, указала на проникновение импровизационной природы народного исполнительства в сферу инструментальной музыки ленинградских композиторов, обратила внимание на обогащение партитуры звучаниями народного инструментария.  Во многих произведениях, исполненных на концерте, сказывается и ориентация на действенный, игровой характер народного мелоса.  Она особенно подчеркнула важность опоры на формульностъ народных напевов, которая открывает богатые возможности при создании ритмо-интонационных комплексов.

Особый раздел обсуждения составили выступления по поводу фильмов, демонстрировавшихся во время показа, а также на заседании Московского молодежного музыкального клуба, которое было организовано совместно с ВКНМТ и непосредственно примыкало к тематическому показу "Композитор и фольклор".

Г.Головинский целиком посвятил свое выступление обсуждению путей претворения фольклора на экране.  Он отметил особый успех у зрителей фильмов, снятых в участием ведущих фольклористов:  З.Можейко ("Полесские колядки"), Л.Кулаковского ("Русский народный театр"), А.Рудневой ("Тимоня").  Эти и подобные им фильмы заслуживают самой активной поддержки, т.к.  они воспитывают зрителей и эстетически, и патриотически.  К сожалению, их нельзя увидеть ни по телевидению, ни в кинотеатрах.  Между тем, прививать аудитории вкус к подлинному фольклору — дело государственной важности, ибо он таит в себе огромное художественное, нравственное и идейное богатство.

Отмечая огромные трудности в создании настоящих этнографических фильмов, И.Земцовский подчеркнул, что создаваемые сегодня кинокартины имеют и колоссальное историческое значение:  по ним учёные будущего будут судить не только о нынешнем состоянии фольклора как такового, но и костюмах, изобразительном искусстве и т.д.

По мнению В.Гошовского, кино ещё не достигло необходимой степени зрелости для воплощения фольклора на экране.  Очень часто это и не документальный, и не художественный фильм, а некая стилизация, зачастую весьма фальшивая, не могущая убедить ни в этнографическом, ни в музыкальном, ни в эстетическом отношении.  Деятелям кинематографа предстоит ещё найти какие-то совершенно новые формы для живого, истинного выражения народного искусства, и в этом отношении для них может быть весьма поучителен опыт композиторов, использующих в своем творчестве фольклор.

Б.Щуров подчеркнул, что естественное взаимопроникновение интересов композиторов и фольклористов в нашей стране гораздо органичнее, чем в целом ряде других стран, т.к. они имеют возможность сотрудничать в рамках одного творческого союза.  Что касается кинематографистов, то их обращение к помощи фольклористов при создании фильмов о фольклоре кажется тем более обоснованным и необходимым, что оно помогло бы избежать многих, ставших уже типичными, ошибок.

Подводя итоги обсуждения, Э.Алексеев сказал, в частности, следующее:  "Организуя этот показ, мы хотели ещё раз продемонстрировать, что наша Комиссия не является чем-то чужеродным в рамках Союза композиторов.  В этом отношении, новое направление работы ВКНМТ весьма перспективно, ибо оно позволяет укрепить связь с композиторами и тем самым осуществить нашу прямую обязанность — всемерно способствовать их творчеству.  Показ ещё раз продемонстрировал, насколько различны пути композиторов к фольклору.  Но мы могли убедиться, что успех зависит не столько от того, что берётся или как берётся, сколько от того, ради чего это делается.  Мы лучше сможем выполнять стоящие перед фольклористами задачи, если будем в курсе поисков, идей, замыслов наших композиторов, если в какой-то степени поможем им найти дорогу к массовому слушателю".

* * *

Концерт-показ и его обсуждение продемонстрировали большую значимость и актуальность темы "Композитор и фольклор".  Об этом свидетельствует и то, что аналогичные мероприятия состоялись в Ленинградском отделении Союза композиторов и в Алма-Ате.

Всесоюзная комиссия по народному музыкальному творчеству организовала ещё серию показов.  В апреле 1976 года композитор Ж.Кузнецова выступила с новым циклом своих обработок, а в Московском молодёжном музыкальном клубе состоялся просмотр и обсуждение новых фольклорных фильмов "Васпуракан" и "Песни Нямунаса".

В ноябре 1976 года намечено провести совместно с Куйбышевской филармонией цикл концертов "Композитор и фольклор" и "круглый стол" на ту же тему.



≈     Главная      Об авторе и трудах      Книги     Статьи и доклады     ≈

≈     Воспоминания     Экспедиции      Документы      Письма     ≈

≈     Фотогалерея      Аудио      Видео       Мои гости     ≈