Мои гости


≈     Главная      Об авторе и трудах      Книги     Статьи и доклады     ≈

≈     Воспоминания     Экспедиции      Документы      Письма    ≈

≈     Фотогалерея      Аудио      Видео       Мои гости     ≈




              ПЕСНЬ О ЯКУТСКОМ ЖЕЛЕЗЕ




Егор Романов

Многое из казалось бы ушедшей безвозвратно якутской старины захватывает наше удивлённое внимание.  В том числе — секреты древних металлургов, снискавших некогда славу непревзойдённых в Сибири мастеров.  Их былая известность вдохновляет сегодня молодых энтузиастов возрождения забытого ремесла.


Один из таких энтузиастов живёт за Леной, в селе Майя.  Мечтает и многого уже достиг.  Знакомьтесь — Егор Романов, кузнец и стихотворец.




По словам Ксенофонта Дмитриевича Уткина, одного из признанных знатоков якутской старины, кустарные способы добычи железной руды и обработки железа были известны якутам с давних-давних пор.  Это нашло отражение в актовых документах XVII-XVIII веков.

Пленные эвенки с реки Оленёк уже в 1621 году сообщили мангазейским казакам, что якуты реки Лены знают производство железа, что они, эвенки, издавна меняют у них соболей на металл.  А отряд Н.Добрынского и М.Васильева, который был послан на Лену в 1630 году, встретил якутов, одетых в «железные куяки».

В 1646 году якутский воевода Василий Пушкин в своем донесении в Москву подробно описал умение якутов выплавлять железо из руды.  Он в частности писал:  «У иноземцев их якуцкое дело, железо есть самое доброе, а плавят они то железо из каменья… на свои якуцкие дела, вместо сабель делают пальмы и ножи».

Значительные сведения о металлургическом производстве якутов содержатся в материалах знаменитой Второй Камчатской экспедиции.  Её руководитель Витус Беринг писал, что якутское железо «против самого лучшего сибирского железа будет», что «якутский народ делает для себя из того железа котлы, обивает сундуки и на всякие нужды употребляет».



Как же наши предки его добывали?

Способ, которым они это делали, называется сыродутным методом прямого восстановления железа.  Печи, в которых оно выплавлялось, получили название «сыродутных».  Потому что для наддува использовался непрогретый атмосферный воздух.  То есть применялось холодное дутьё или, как говорили раньше, «сырое дутьё».  Воздух нагнетался в печь при помощи мехов, по конструкции схожих с кузнечными.


Первичная просушка печи

Первичная просушка печи


Топливом для печей повсеместно служил древесный уголь.  Якутские металлурги предпочитали уголь из сухостойной или же заранее заготовленной лиственницы.  Пережигали его в ямах.  После выемки в обязательном порядке просеивали.  Сохранились сведения, что сита древние металлурги сплетали из прутьев тальника.  Известно также, что место плавки обычно зависело от достаточного количества сухостойной лиственницы.  Нередко такое место выбирали непосредственно в горелом лесу.  Перевозка руды не считалась слишком большим трудом — в отличие от заготовки древесного угля и его перевозки.

Руду же заготавливали по руслам рек, в местах естественных обнажений железорудных пластов.  А также в местах их неглубокого залегания — от одного до трёх метров.  По всей вероятности, заготовка руды производилась преимущественно в осенний период — по окончании сенокосных работ и в момент максимального оттаивания земли.  До наступления сильных холодов руду санным путем перевозили на место плавки.  Перед плавкой её пережигали, дробили, сортировали.


Перед плавкой — приношение духам

Перед плавкой — приношение духам


Загружаем уголь

Загружаем уголь


Якутская сыродутная печь представляла собой глинобитный усечённый конус.  В нижней части её тулова делалось отверстие для выемки крицы.  Перед плавкой это отверстие плотно заделывалось.  Дно печи устраивалось в виде чаши с отверстием для слива шлака.  Для наддува чуть выше вставлялось сопло из огнеупорной глины.

В ходе плавки в разогретую и наполненную древесным углем печь засыпалась порция дробленной железной руды, и при помощи мехов производился наддув.  По мере прогорания угля печь постоянно наполнялась новыми порциями угля и руды.  Опытный мастер следил за их соотношением, а также за интенсивностью наддува.  В зависимости от химического состава руды мастер мог добавлять в шихту разные флюсы.  Флюсы — минеральные добавки, которые конкурирующие между собой кланы кузнецов нередко держали в секрете.  Таким образом, цикл повторялся до тех пор, пока расплавленная шихта не наполняла чашу, устроенную в донной части печи.  При достижении определенного уровня, мастер приостанавливал плавку.  Через заранее заготовленное отверстие сливал освобожденный от восстановившегося железа жидкий шлак, и это действо повторялось до тех пор, пока количество восстановленного железа не достигало запланированного.  Результаты зависели от опытности мастера.  Известно множество упоминаний о неудачных результатах плавок.


Слив шлака

Слив шлака


В ожидании железа

В ожидании железа


В ходе сыродутной плавки прежде всего плавились легкоплавкие компоненты руды.  А содержавшиеся в ней оксиды железа под воздействием угарного газа, образующегося при горении древесного угля, восстанавливались до зёрен чистого железа и спекались.  Получался пористый, пропитанный шлаком железный комок, называемый губчатым железом, или по-другому, кричным железом или просто крицей.  После плавки печь либо разрушали, либо разбирали нижнюю часть её тулова и вынимали крицу.  Так как руда поступала в печь порциями и продолжительность нахождения отдельных порций руды во время плавки была разной, содержание углерода в крице было неравномерным — от чистого, не поддающегося закалке железа до высокоуглеродистой стали.  Для получения более равномерного и плотного «железного теста» крицу приходилось много раз проковывать, выдавливая из пор шлаки. 

Древние металлурги различали несколько сортов железа и стали и в зависимости от их свойств определяли на что они пойдут.  Так, на изготовление всем известного язычка хомуса шла самая высокосортная сталь, используемая также для лезвий режущих инструментов.  До сих пор сохранилось упоминание о «кылаан тимир» (дословно — железо-лезвие), которое-то и наваривалось на лезвия ножей, кос, топоров или плугов.


Неостывшая крица

Неостывшая крица


Наверное, у каждого современного якутского кузнеца-клиночника, который достиг определённого уровня на своём поприще, нет-нет да появляется мысль попробовать сварить железо старым дедовским методом.  Именно сварить и именно из якутской руды.  Чтобы потом выковать из этого железа настоящий якутский нож.  Но дело в том, что не каждый подумывающий попробовать старинный способ приготовления железа доходит до практических опытов.  Что этому препятствует?

Во-первых, дефицит информации, так сказать некий информационный вакуум, начавший возникать с началом привоза промышленного железа и стали из России.  Попросту говоря, местное кустарное производство, выражаясь современным языком, оказалось неконкурентоспособным.  Местные мастера-металлурги оказались не у дел, а с их уходом стала умирать по-своему уникальная технология производства железа, как и вообще огромный пласт якутской традиционной культуры.  Между тем, смею заметить, что именно якуты были народом, с приходом которого на территорию современной Якутии появились не только коровы и лошади, не только якутский язык, но и самобытная технология обработки железа.

Во-вторых, это огромный объём подготовительной работы, выпадающий на одного человека.  Следовательно надо было объединять усилия, что и практиковали наши предки.  В наши же дни человек настолько отошёл от природы, что даже живя в селе, на лоне этой природы, не представляет для себя жизнь без электричества и других даров цивилизации.  Раньше же всё подчинялось энергии солнца и зависело от огня горящего, будь то в очаге якутской юрты, в горниле кузнеца или в сыродутной печи мастера-металлурга…

Но, несмотря на всё это, находятся счастливчики или безумцы (называйте, как хотите) которым удаётся переступить порог мечтаний и приступить к реальным действиям.  Возможно, так оно и бывает, когда что-то должно произойти.  Воздух становится словно наэлектризован, пропитан увлекающей вас идеей.  Ваши мечты озвучиваются устами окружающих людей.  Вы оказываетесь, не одиноки в своих догадках и мечтаниях.  Но не хватает чего-то, порой малого, чтобы планы реализовались.  И это происходит до тех пор, пока вам не встретится кто-то, кто мыслит в том же направлении, но только по-своему, так, как он видит.  И тогда то, что, казалось бы, касалось только тебя, оказывается актуальным для очень многих.


Оцениваем результаты

Оцениваем результаты


Как сказано было, выплавка сыродутного железа предполагает огромный объём тяжёлой физической работы. Поэтому, как и в стародавние времена, по устоявшимся обычаям наших прадедов мы объединили наши усилия.  По крупицам из услышанного и прочитанного, кому-то когда-то рассказанного, начали собирать, пробовать, экспериментировать, ещё раз пробовать, осознавать, что-то понимать.  И в итоге вот что из этого получилось:


— сыродутные печи, построенные нами, стоят сейчас в городе Якутске, в селе Ытык-Кюёль (Таттинский улус), в селе II Жемкон (Хангаласский улус) и в Майе (Мегино-Кангаласский улус);

— там же проведены показательные плавки;

— освоена технология ямного пережигания древесного угля;

— опробовано 4 типоразмера опытных сыродутных печей;

— в ходе экспедиций найдены места древних разработок железной руды в верховьях реки Суолы (Амгинский улус) и в среднем течении реки Лютенги (Хангаласский улус), а также местонахождения железной руды по руслам Алдана и Амги;

— выявлены места древних плавок на территориях Хангаласского, Амгинского, Мегино-Кангаласского и Таттинского улусов.



И, наконец, немного об истории моих сыродутных проб и о людях, с которыми довелось сотрудничать.

Начиная с осени 2007 года, я потихоньку собирал информацию, которая позволила бы восстанавливать железо сыродутным методом.  Зимой занялся пережиганием древесного угля.  Через год появились кое-какие наработки и некоторый опыт плавок.  Ещё через год, на одной из выставок народных мастеров я познакомился с Сарыалом Билюкиным из Ытык-Кюёля, который тоже был захвачен идеей возродить старинную технологию производства железа.  Познакомился я и с Александром Даниловым из Якутска.  У него за плечами уже были опыты плавок, правда, ещё не очень успешных.  В июне 2009 года совместно с ним в Якутске мы провели первую удачную плавку — получили довольно плотную крицу массой около килограмма.  Позднее из половинки этой крицы в Борогоне (Усть-Алданский улус), во время I фестиваля кузнечного дела в честь ысыаха, посвящённого олонхо, был выкован клинок якутского ножа.  Вторая половинка крицы демонстрировалась многочисленным зрителям.  В июле того же года в Ытык-Кюёле состоялась первая показательная плавка, профинансированная Сарыалом Билюкиным и проведённая на территории его мастерской.  Это было нашим первым публичным выступлением, привлёкшим внимание СМИ.  Затем последовали показательные плавки у нас в Майе, во II Жемконе и в городе Якутске.  В последствии в наших плавках приняли участие известные в республике и за её пределами мастера Иннокентий Татаринов и Николай Потапов.  Им и другим моим коллегам и друзьям, всем, кто помогает в работе, поддерживает делом и добрым словом, я хочу сказать сердечное спасибо.



Кузнецы, кудесники от бога,
Из руды железо выплавляли,
На закате охладив, из печи
Вынимали кричное железо.


То железо остудив, разбили
На десятки, тысячи кусочков,
А потом их долго собирали,
Перебрав на разные три вида.


Первый вид — из мягкого железа,
А второй — не твёрдый и не мягкий.
Ну, а третий, самый крепкий, твёрдый —
Из осколков сердца этой крицы.


И один из кузнецов, кто старший,
Благословной речью вот что молвил:
«В сердце крицы — крепкое железо,
Силу от огня оно впитало.


Если проковать его с любовью,
Не жалея сил, себя и пота,
Может получиться очень звонкий
И певучий язычок хомуса.


Пусть железо служит добрым людям,
Пусть людей железо вдохновляет,
Побуждая звуками своими
На дела хорошие, не злые.


Кто возьмётся за такое дело,
Тот несёт ответственность большую:
Сам он чистым должен быть душою
В помыслах своих – и это важно.


Вот тогда, платя за труд свой потом,
Непременно результат получишь.
Зазвучит хомус волшебной песней,
Согреваемый дыханьем человека».




Егор Романов – кузнец и стихотворец

(Село Майя, 18 марта 2009 года)




УГОЛЬ






РУДА










ПЛАВКА


Загрузка печи



Слив шлака



Выемка железа






В статье использованы фрагменты из фильма «Олох кыhата» («Горнило жизни»).
Режиссёр Михаил Лукачевский, оператор Иван Семёнов.
Производство Медиа группы "СИТИМ".




≈     Главная      Об авторе и трудах      Книги     Статьи и доклады     ≈

≈     Воспоминания     Экспедиции      Документы      Письма    ≈

≈     Фотогалерея      Аудио      Видео       Мои гости     ≈