труды - works


≈     Главная      Об авторе и трудах      Книги     Статьи и доклады     ≈

≈     Воспоминания     Экспедиции      Документы      Письма     ≈

≈     Фотогалерея      Аудио      Видео       Мои гости     ≈



Оперные либретто.  Краткое изложение содержания опер.
Том I.  Русская опера и опера народов СССР.
Изд. 2-е, расширенное и дополненное.
– М., "Музыка", 1970, с. 568–585.

Якутская опера

Оперное искусство Якутии очень молодо, его история насчитывает немногим более двух десятилетий.  Первые якутские оперы, так же как и национальный балет, появились лишь в послевоенные годы.  Но органические истоки якутской оперы были издавна заключены в традиционном народном искусстве, прежде всего в героическом эпосе олонхо.  Грандиозные по масштабам и характеру поэтических образов якутские эпические сказания всегда содержали в себе элементы музыкально-театрального действия.  Создатели и исполнители олонхо — олонхосуты — обычно соединяли незаурядное поэтическое дарование с мастерством певцов-импровизаторов.  Ещё в древности нередко несколько олонхосутов объединялись для коллективного исполнения популярных сюжетов олонхо.  В первые же годы Советской власти попытки театрализованного исполнения приобрели систематический и целенаправленный характер.  Так рождался в новой, революционной обстановке, под воздействием русской художественной культуры, якутский театр, который с первых же своих шагов был в значительной мере театром музыкальным.

Как и во многих других советских республиках, путь создания якутской оперы лежал через жанр музыкальной драмы, материал для которой черпался в традиционном песенном фольклоре.  В начале 30-х гг. основоположник якутской советской литературы П.Ойунский (Слепцов) осуществил и частично опубликовал литературную обработку олонхо «Нюргун Боотур Стремительный» (в девяти песнях, около 36 000 стихотворных строк).  В 1938 г. часть из этого олонхо в виде драмы под названием «Туйаарыма-Куо» (имя главной героини) была поставлена на сцене Якутского театра.  Позже драматическая поэма Ойунского легла в основу музыкальной драмы «Нюргун Боотур Стремительный» (1940), либретто которой создал драматург Д.Сивцев — Суорун Омоллон при участии режиссера В.Местникова.  Музыкальное оформление драмы на основе народных мелодий осуществил М.Жирков.

Когда в 1944 г. встал вопрос о создании первой национальной оперы, естественно, выбор пал на освоенный театром и полюбившийся зрителям сюжет героической драмы о Нюргуне.  Впоследствии другие якутские оперы расширили сюжетные и жанровые рамки олонхо, но все они в значительной мере сохранили крепкую связь с якутским песенным фольклором, с легендами, преданиями и историей якутского народа.

За двадцать лет в Якутии созданы пять национальных опер.  Четыре из них увидели свет рампы на сцене Якутского музыкально-драматического театра им. П.А. Ойунского.  Это — «Нюргун Боотур» М.Жиркова и Г.Литинского, «Лоокут и Нюргусун» Г.Григоряна, «Песнь о Манчары» Э.Алексеева и Г.Комракова и «Красный шаман» Г.Литинского.


Э.АЛЕКСЕЕВ, Г.КОМРАКОВ

Эдуард Ефимович Алексеев родился 4 декабря 1937 г. в Якутске.  Окончил Московскую консерваторию но классу теории музыки Л.Мазеля (1961) и аспирантуру по фольклору под руководством В.Беляева (1967).  В настоящее время — сотрудник Института истории искусств Министерства культуры СССР.  Автор ряда романсов и хоров на слова якутских поэтов, обработок народных песен, нескольких фортепианных и камерно-инструментальных сочинений.  В 1962 г. им совместно с X.Максимовым написана музыка к театрализованному концерту «Наш сегодняшний Вилюй» (либретто С.Дадаскинова), в 1963 г. — сюита для оркестра якутских инструментов.

Алексеев — автор ряда статей и публикаций по якутской музыкальной культуре.

Герман Никандрович Комраков родился 29 июня 1937 г. в Горьком.  Как музыковед-теоретик окончил Московскую консерваторию по классу Л.Мазеля (I960), как композитор — Горьковскую консерваторию по классу А.Нестерова (1967).  С 1960 г. Комраков живёт в Якутске, работает преподавателем Якутского музыкального училища.

Комраков известен в республике как автор песен, романсов и хоров на слова русских и якутских поэтов.  По радио и в концертах не раз звучали его кантата «Здравствуй, светлое будущее» (текст И.Алексеева, 1963), «Якутская увертюра» и сюита для оркестра якутских национальных инструментов (1963), первая якутская симфония (1967).  Комракову принадлежит значительное число фортепианных (соната, две сонатины, прелюдии) и камерно-инструментальных сочинений.  В 1969 г. он закончил работу над детским сказочным балетом «Орлы летят на Север» (либретто Д.Сивцева).

В основе оперы «Песнь о Манчары» лежат действительные события первой половины XIX в., память о которых якутский народ сохранил в многочисленных преданиях и песнях.  Манчары (якутское название осоки — травы с жёсткими, режущими листьями) — прозвище Василия Фёдоровича Слободчикова (1806–1870), легендарного якутского бунтаря, совершавшего смелые набеги на имения богачей-тойонов.  Василий Манчары был выразителем стихийного протеста якутской бедноты против непосильного гнёта.  Народ видел в нём своего заступника и мстителя.  Василий Манчары неоднократно был судим, его жестоко избивали и ссылали, но он всегда бежал из тюрем и продолжал борьбу.  В 1838 г. дело о «разбойнике Манчары» слушалось в Правительствующем Сенате в Петербурге.

Существует целый цикл народных преданий и песен о Манчары.  Среди них есть песни, сложенные, согласно легенде, самим Василием Манчары.  Ещё до революции фольклорные материалы о Манчары собрал и обработал якутский поэт А.Кулаковский.  Образ народного бунтаря нашёл широкое отражение в литературе:  поэма М.Александрова (издана в 1877 г.), драмы В.Никифорова, А.Софронова, В.Протодьяконова-Кулантая (1945), повесть С.Данилова.

В опере «Песнь о Манчары» авторы, опираясь на интонации якутского песенного фольклора, почти не прибегают к цитированию народных мелодий.  Лишь в качестве «эпиграфа» во вступлении звучит напев популярной современной песни о Манчары, созданной певицей О.Ивановой.  Кроме того широкое развитие получают в опере интонации лирической народной песни «Остров Кыллах».  При мелодичности и напевности вокальных партий, при большой роли, отводящейся в опере развёрнутым хоровым сценам, основные действующие лица характеризуются выразительными речитативами.  Гармонический язык произведения, временами весьма сложный и резкий, оправдан драматическим развитием действия.

В центре оперы — образ молодого Манчары, история становления его на путь борьбы. Образ дан в развитии:  скромный и порывистый юноша постепенно превращается в активного борца, предводителя народных масс.  Вместе с тем образ народного героя дан не столько в плане монументально-эпическом, сколько в лирико-патриотическом.  Полнее всего раскрывается человеческий облик Манчары, его любовь к родине, личные переживания.

Опера «Песнь о Манчары» посвящена 50-летию Советской власти.

ПЕСНЬ О МАНЧАРЫ

Лирико-патриотическая опера в трёх действиях (шести картинах)

Либретто В.Протодьяконова и С.Дадаскинова.  Русский текст С.Болотина и Т.Сикорской.

Первое представление состоялось 22 апреля 1967 г. в Якутске.

Действующие лица

Василий Манчáры   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
Саргы, его невеста   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
Чóчо, тойон, дядя Манчары .   .   .   .   .   .   .   .
Бётёс, прихвостень Чочо  .   .   .   .   .   .   .   .   .
Мария, мать Манчары  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
Намыяна, батрачка Чочо, мать Саргы  .   .   .   .  
Сатá, мальчик, брат Саргы   .   .   .   .   .   .   .   .
Николай, русский казак   .   .   .   .   .   .   .   .   .
Старый рыбак, олонхосут    .   .   .   .   .   .   .   .
Чиновник суда    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

баритон
сопрано
бас
тенор
меццо-сопрано
сопрано
контральто
бас
якутский народный певец
драматический актёр

Сельские парни и девушки, бедный люд, телохранители и слуги Чочо, отряд казаков, городские жители, чиновники и знатные люди.

Действие происходит в 20–30-х годах XIX века в Восточно-Кангаласском улусе Якутской области, в городе Якутске (4-я картина) и в Иркутской тюрьме (5-я картина).

Действие первое.  Картина первая.  На краю аласа — широкой лесной поляны — бедная якутская юрта.  Это летнее жилище Манчары и его матери Марии.  Издали доносятся звуки традиционного кругового танца осуохая — молодёжь собралась повеселиться перед началом сенокоса.  У входа в юрту сидит Мария, она шьёт рубаху сыну.  Мысли Марии обращены в прошлое.  Покойный отец Манчары мечтал, что сын будет сильным и ловким, что он станет защищать бедных.  Таким и вырос Манчары, на состязаниях и в труде нет ему равных.  Мария вспоминает колыбельную, которую когда-то пела сыну.  Она мечтает о том, что Манчары женится, что у неё будут внуки.  Трижды, как недоброе предзнаменование, в руках Марии рвётся нить.

Появляется Намыяна, батрачка Чочо.  Тайком пришла она, чтобы взглянуть на веселье молодежи.  Ведь здесь и её дети — Саргы и Сата.  Трудно живётся Намыяне, она жалуется на свою судьбу.  Обе матери мечтают о счастье своих детей.  Они знают о любви Саргы и Манчары и были бы рады их свадьбе.

Появляются девушки и запевают озорную песню.  Завидев приближающегося Манчары, они со смехом разбегаются, лишь Саргы медлит.  Манчары просит её не уходить, он давно хочет сказать ей о своих чувствах.  Обращаясь к природе, к деревьям и птицам, Манчары поёт о любви.  Он хочет поцеловать Саргы, но она вырывается из его объятий и убегает.

Бётёс, который украдкой наблюдал за происходящим, — в ярости:  он не раз сватался к красавице Саргы, и всё напрасно;  теперь прислужник Чочо понял, что сердце Саргы принадлежит другому.  Бойкий на язык Сата в весёлой скороговорке высмеивает незадачливого жениха.  Раздосадованный Бётёс бросается на него с кулаками.  Манчары прогоняет Бётёса.  Уходя, тот грозит всем именем Чочо.

Картина вторая.  В доме улусного головы Чочо Слободчикова Намыяна готовит хозяину завтрак.  Она предчувствует беду — Бётёс не простит обиды, он задумал недоброе.  Входит Чочо, он явно не в духе.  За ним неотступно следует угодливый и подобострастный Бётёс.  Используя дурное настроение хозяина, он настраивает Чочо против Манчары и Намыяны.  Бётёс рассказывает, что Манчары при всём народе пел песни с нелестными для Чочо словами, что Намыяна хочет выдать дочь за Манчары и уйти жить к детям.  Чочо взбешён: он привык безраздельно хозяйничать в своём Восточно-Кангаласском улусе и не потерпит, чтобы какие-то жалкие бедняки смели идти против него.

Намыяна в страхе не может сказать ни слова в своё оправдание.  Бётёс ловко «подливает масла в огонь».  Чочо в ярости избивает Намыяну.  Русский казак Николай, прибывший с пакетом из города, становится невольным свидетелем этой отвратительной сцены.  Заметив Николая, Чочо немного смущается, он подчёркнуто любезно приветствует гостя.  Бётёс тем временем вытаскивает за дверь полуживую Намыяну.  Николай передаёт Чочо распоряжение областного начальника Рудакова об увеличении ясака.  Чочо жалуется на бедняков, которые всё чаще выходят из повиновения.  В этот момент вбегает Манчары.  Он возмущён, что Чочо приказал выкосить за долги траву на участках бедняков и тем обрёк их на голод и нищету.  Манчары отказывается платить непомерно выросший долг.  Работников Чочо он прогнал и поломал их косы.  Чочо велит силачам-телохранителям схватить дерзкого племянника и проучить его.

Действие второе.  Картина третья.  Осень, под вечер.  Большой двор перед домом Чочо.  Виден амбар со специальными укреплениями и сторожевой вышкой.  Саргы, окружённая подругами, такими же бедными батрачками, оплакивает мать, не вынесшую побоев Чочо.  Неужели и ей суждено всю жизнь гнуть спину в хлевах безжалостного тойона?  Подруги пытаются утешить несчастную девушку.

Из дома выходят Чочо и Бётёс. Они пьяны.  Чочо разгоняет девушек.  Бётёс заводит разговор о Саргы.  Чочо согласен отдать её Бётёсу, если тот будет верно служить своему господину и заплатит долг, оставшийся от Намыяны.  Бётёс с радостью соглашается.  Он уверен, что теперь Саргы будет принадлежать ему.

Опасаясь мести Манчары, скрывающегося со своими друзьями в тайге, Чочо просил областного начальника прислать отряд казаков.  Казаки должны прибыть с минуты на минуту, и Чочо отправляется распорядиться, чтобы их приняли с почётом.  Тем временем Бётёс преследует и настигает Саргы.  Девушка отчаянно сопротивляется, по она не в силах справиться с пьяным негодяем.  В этот момент появляется Манчары со своими друзьями.  Бётёс убит.  Саргы безмерно рада избавлению и встрече с любимым.

Чочо униженно просит пощады, но Манчары неумолим.  Он приказывает отобрать у тойона ключи от амбаров и раздать народу награбленное им добро.  Бедняки благодарят Манчары.  Приближается отряд казаков.  Все поспешно уходят в тайгу.  Усадьбу Чочо охватывает пожар.

Картина четвёртая.  Манчары схвачен и предан суду.  Скоро должны огласить приговор.  На малой базарной площади в Якутске, перед зданием окружного суда собирается народ.  Звучит песня о молодом кедре, выросшем в горах на суровом Севере.  Чёрный вихрь вырвал его с корнями и бросил на дно ущелья, но и оттуда тянет кедр израненные ветви к солнцу.  Имя Манчары, не побоявшегося первым поднять оружие против векового гнёта, стало надеждой для бедных и грозой для богатых.  Оно окружено ореолом легенды.

В стороне, задумавшись, стоит русский казак Николай.  Близко к сердцу принимает он страдания бедняков-якутов.  На высоком крыльце суда появляются судебный чиновник и знатные люди, среди которых Чочо Слободчиков.  Вводят Манчары.  Он высоко держит непокорную голову.  Чиновник объявляет решение суда:  Василий Манчары приговаривается к ста палочным ударам и тюремному заключению.  Чочо доволен:  теперь его своевольный племянник пожалеет о своих поступках.  Но Манчары раскаивается только в том, что не убил Чочо.

Начинается экзекуция.  Народ в ужасе слушает страшные звуки пытки и свист плетей.  С криком вбегает Мария.  Она рвётся к сыну, но стража ее отталкивает.  Без сил опускается она на землю.  Ей чудится, что кровь сына падает хлопьями снега, что куски растерзанного его тела несутся по чёрному небу клочьями облаков.  Николай пытается успокоить бедную женщину, от горя теряющую разум.

Действие третье.  Картина пятая.  Одиночная камера знаменитого Александровского централа — Иркутской пересыльной тюрьмы.  За стенами слышно тоскливое пение заключенных.  Манчары в кандалах, он измучен, но не сломлен.  Его мечты о родине, о родном аласе неразрывно связаны с воспоминаниями о Саргы, о матери, о друзьях.  Сквозь тюремное окошко видны плывущие на север облака.  Манчары просит их передать на родину его привет.  Пусть они расскажут любимой, что Манчары всегда помнит о ней.  Мысли узника обращаются к матери.  Жива ли она?  Неужели ему никогда не вырваться из этой проклятой тюрьмы?  Он должен вернуться домой, он должен отомстить Чочо.  Но высоки стены, крепки решетки, неусыпна стража.  И только тоскливая песня узников, полная отчаяния, вырывается за стены тюрьмы.

Картина шестая.  Берег Лены.  Весна.  Близится вечер, рыбаки развешивают сети.  Над рекой разносятся их песни.  Тяжела жизнь бедняков.  Что было бы с ними, если бы Лена-матушка не кормила их?  Только она одна не оставляет бедняков в беде.  Старый рыбак запевает песнь о легендарных богатырях.  Скоро один из этих богатырей придёт, чтобы освободить угнетённых и наказать притеснителей.

Молодые парни исполняют стремительный танец, полный силы и удали.  Как жаль, что среди них нет Василия Манчары.  С новой силой пробуждается в Саргы тоска по любимому.  Саргы верит, что он вернётся, об этом поют ей птицы и шепчут цветы.

И вот, действительно, появляется бежавший из неволи Манчары.  Он приплыл по реке, укрываясь в ветвях поваленного дерева.  Бесконечна радость Саргы, влюблённые снова вместе.  Но радость встречи омрачена известием о смерти Марии.  В груди Манчары загорается неодолимая жажда мщения.  Сбегается народ.  Все рады возвращению героя.  Манчары обращается со словами привета к родной земле, к своим землякам.  Он славит родину.  И вместе с ним народ поёт о том, что придёт время, когда над родной землей взойдет счастливая заря.

ГРАНТ АРАМОВИЧ ГРИГОРЯН

Родился 10 апреля 1919 г. в Сухуми.  Окончил музыкальное училище в Баку.  В 1939–1946 гг. служил в Советской Армии.  Занимался композицией у Г.Литинского;  в 1952 г. окончил Московскую консерваторию по классу Е.Голубева.  В 1953 г. Григорян приехал в Якутию, где проработал до конца жизни (умер 27 января 1962 г.).  До приезда в Якутск Григорян создал много массовых армейских песен, оперу «Праздник в горах» (по О.Туманяну), два скрипичных концерта, симфонию, романсы, несколько симфонических, камерно-инструментальных и фортепианных произведений.  Григорян глубоко интересовался народной музыкой Монголии, Болгарии, народов Кавказа и особенно Якутии, в развитие музыкальной культуры которой внёс крупный творческий вклад.  Он обогатил якутскую музыку новыми для неё жанрами, создав скрипичный концерт (1954), сценическую ораторию «Северная весенняя» (либретто Д.Сивцева, 1955), сонату в якутских ладах для скрипки и фортепиано (1959), оперетту «Цветок Севера» (либретто И.Гоголева, 1961), циклы фортепианных прелюдий и детских пьес для якутских музыкальных школ.  Григорян — автор большого числа популярных в республике песен, романсов и хоров на слова поэтов Якутии, обработок народных мелодий, музыки к постановкам Якутского театра — пьесам «Красный шаман» П.Ойунского (1956) и «Долина стерхов» И.Гоголева (1960).  Последнее его крупное произведение — сказочный балет «Камень счастья» (либретто Д.Сивцева, оркестровка Л.Фейгина).

Верная любовь юных Нюргусун и Лоокута, подвергаемая жестоким испытаниям в условиях социального неравенства, — один из наиболее популярных мотивов якутских преданий.  Эту легенду не без оснований называют якутским вариантом «Ромео и Джульетты».

Либретто оперы «Лоокут и Нюргусун» было написано Д.Сивцевым — Суорун Омоллоном и В.Новиковым — Кюннюк Урастыровым.  Материалом послужила одноименная повесть Джегэ Аныстырова (Н.Седалищев), опубликованная в 1938 г.  Позже, в середине 40-х гг., эта же легенда легла в основу популярной драмы в стихах рано умершего талантливого поэта Тимофея Сметанина.  В драматургии оперы свободно сочетаются реальность и вымысел, зарисовки быта и фантастические эпизоды.  Но основное внимание композитора сосредоточено на воссоздании картин подлинной народной жизни, на исторически точном воспроизведении старинных якутских обычаев.

Партии основных лирических героев оперы решены в академической манере пения, композитор опирается в них на развитие популярного бытового песенного стиля.  Но вместе с тем значительное место занимает в опере и традиционная эпическая манера пения — в этой возвышенной манере поют старуха Алгыма и сказочник Кюгэсэй, хранители обычаев старины.  Подлинный этнографический материал использует Григорян, создавая образы шамана Сиэгэна и весельчака-балагура Чычып-Чапа.  В целом же по сравнению с первыми якутскими операми в «Лоокуте и Нюргусун» меньше используются фольклорные цитаты, хотя основным интонационно-строительным материалом оперы являются разножанровые народнопесенные обороты, пронизывающие всю мелодическую ткань произведения, включая развитые речитативные эпизоды.

Музыкальный язык оперы прост и доступен, композитор стремился создать развёрнутый и целостный музыкальный спектакль, учитывая при этом недостаточный опыт исполнителей и ограниченные навыки якутских слушателей.  Используемые композитором гармонические, полифонические и оркестровые средства несложны, ансамблевое пение ограничено.  Ориентации слушателей в развитии музыкальной драматургии онеры способствует развитая система лейтмотивов (лейтмотив любви Лоокута и Нюргусун, темы празднества, лейтмотивы Басыкки и Марджасая, тема ножа).

Развитие основной сюжетной линии оперы — истории любви Лоокута и Нюргусун — оттенено и подчёркнуто побочными и символическими моментами:  взаимоотношениями Чычып-Чапа и Сарданы, символическим танцем двух берёз, образами стерхов, историей сказочной красавицы Айталын-Куо и светлого богатыря Юрюн Уолана (балетная пантомима в пятой картине).

ЛООКУТ И НЮРГУСУН

Лирическая опера-легенда в трёх действиях (шести картинах) с прологом и эпилогом

Либретто Д.Сивцева — Суорун Омоллона и В.Новикова — Кюннюк Урастырова по одноименной повести Джегэ Аныстырова.

Первое представление состоялось 26 мая 1959 г. в Якутске.  В 1966 г. там же была осуществлена новая постановка оперы.

Действующие лица


Басыккá, богатый скотовладелец
Далбарá, его жена
Нюргусýн, их дочь
Лоокýт, бедный охотник
Нагная, его мать
Сарданá, подруга Нюргусун
Марджасáй, сын князца Сэрбэкэ

Чычып-Чап, друг Лоокута



Алгымá, бабка-повитуха

Кюгэсэй, старик-сказочпик



Шаман Сиэгэн

  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   . бас
  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   . сопрано
  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   . сопрано
  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   . тенор
  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .  меццо-сопрано
  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .  меццо-сопрано
  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   . бас

  .   .   .   .   .   . якутский народный певец,
чабыргахсыт (исполнитель скороговорок),
высокий мужской голос

    .   .   .   .   .   .   .  низкий женский голос

  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .  олонхосут
(исполнитель героического эпоса),
средний мужской голос

    .   .   .   .   .   .   .  низкий мужской голос

Женщины, мужчины-охотники, парни, девушки.

Сказочная красавица Айталын-Куо, светлый богатырь Юрюн Уолан, богатырь Нижнего мира, стерхи (белые журавли) — солисты балета.

Пролог.  В просторной урасе (лёгкое летнее жилище якутов) совершается торжественный древний обряд «Отправление Айысыт».  По якутским поверьям Айысыт — это дух-покровительница новорожденных.  Обряд совершается в честь одновременно родившихся детей — дочери зажиточных Басыкки и Далбары и сына Нагнаи, вдовы бедного охотника.  Обрядом руководит почтенная Алгыма — бабка-повитуха.  В честь первого весеннего цветка девочку называют Нюргусун (Подснежник), а мальчику в честь прилетающих птиц дают имя Лоокут (Кулик).  Странствующий олонхосут старик Кюгэсэй дарит будущему охотнику нож.  Матери поют колыбельную песню, мечтая о будущем счастье своих детой.

Действие первое.  Картина первая.  Лоокут и Нюргусун выросли.  Они, как всегда, вместе охотятся.  Юноша и девушка запевают песню о весне и о пробуждающейся природе.  С некоторых пор что-то изменилось в их отношениях.  Они не решаются признаться друг другу, что детская дружба переросла в настоящую любовь.  Прилетают стерхи, и Лоокут и Нюргусун становятся свидетелями редкого зрелища — танца священных для якутов птиц.

Наконец Лоокут осмеливается сказать Нюргусун о своей любви.  Однако сердце девушки чувствует недоброе.  Появляется придурковатый Марджасай, сын местного князца Сэрбэкэ.  Он ранит пару стерхов.  Лоокут, Нюргусун и их друзья — озорной Чычып-Чап и его невеста Сардана — возмущены. Они прогоняют Марджасая.  Хвастливый, но трусоватый сын богача, претендующий на руку красавицы Нюргусун, вынужден отступить.  Друзья собираются на охоту.

Картина вторая.  Нюргусун и Сардана разводят костёр и совершают традиционный обряд в честь духа-покровителя охотников Баяная.  Лоокут и Чычып-Чап возвращаются с богатой добычей.  Молодые охотники решают отпраздновать помолвку Лоокута и Нюргусун.  Влюблённые поют о радости и счастье.  «Танец двух берез» символизирует торжество любви, преодолевающей все преграды.  Охотники поют песню, восхваляющую красоту тайги.  В разгар веселья появляется Басыкка.  Он разгоняет молодёжь и бранит дочь, связавшуюся с нищими бедняками.  В смятении и тоске остаётся одинокий Лоокут.

Действие второе.  Картина третья.  Нюргусун уже целый месяц томится взаперти, в разлуке с любимым она заболела.  Сардана, верная подружка, приносит ей весть о Лоокуте, который, как и прежде, ждёт её в лесу у одинокого шалаша.  Нюргусун решает встретиться с Лоокутом.  Басыкка в гневе:  он хочет выдать дочь за княжеского сына, обещающего богатый калым.  Нюргусун во всеуслышание заявляет, что лучше умрёт, чем достанется Марджасаю.

Басыкка призывает шамана Сиэгэна изгнать недобрый дух, вселившийся в непослушную дочь.  Напуганная беснованиями шамана, Нюргусун лишается чувств.  Шаман объявляет, что она умерла.  Скорбны причитания Далбары, оплакивающей своё единственное дитя.

Картина четвёртая.  Тайком, ночью, при тусклом свете луны приходит Лоокут на старинное лесное кладбище, чтобы проститься с только что похороненной Нюргусун.  На высоком помосте-арангасе покоится гроб Нюргусун.  Тревожить мертвых — страшный грех, но Лоокут должен ещё хоть один раз взглянуть на любимую.  Открыв гроб, он вдруг в ужасе видит, что Нюргусун пошевелилась.  Ошеломлённый, он с криком убегает.  Нюргусун, очнувшись, понимает, что была похоронена заживо.  С трудом она выбирается на лесную дорогу и падает без сил.  Здесь и находит девушку случайно проходящий старик Кюгэсэй.  Он подбирает нож, брошенный Лоокутом, и узнаёт в нём свой подарок.  Успокоив плачущую Нюргусун, старик выводит её из мрачного леса.

Действие третье.  Картина пятая.  Мудрый сказочник Кюгэсэй рассказывает выздоравливающей Нюргусун о необыкновенных приключениях добрых и злых богатырей олонхо.  В воображении Нюргусун словно оживает всё, о чём поёт олонхосут.  Вот страшный богатырь Нижнего мира похищает сказочную красавицу Айталын-Куо и убивает её.  Вот светлый юноша Юрюн Уолан, славный витязь Срединного мира, побеждает злодея и с помощью живой воды воскрешает Айталын-Куо.  Но это в сказке.  А в жизни пока всё не так благополучно.  Нюргусун в отчаянии:  несчастный Лоокут исчез, и никто не знает, где он.  А князь Сэрбэкэ тем временем опять прислал сватов — не терпится Марджасаю получить в жены Нюргусун.  Басыкка рад выздоровлению дочери, и Кюгэсэй уговаривает его отдать дочь за того, кто спас ей жизнь.  Басыкка согласен.  Тогда хитрый старик показывает всем нож, найденный им на кладбище, и объясняет, что это Лоокут спас дочь Басыкки.  Смягчившийся отец, уступая просьбам дочери, прогоняет незадачливого Марджасая, явившегося за невестой.

Басыкка просит расторопного Чычып-Чана и Сардану немедленно отправиться на поиски Лоокута.  Все желают им удачи.

Картина шестая.  Ясным осенним днём возле урасы Басыкки идут приготовления к свадьбе.  Все ждут возвращения Лоокута и его друзей.  Наконец появляются Чычып-Чап, Сардана и Лоокут, народ радостно приветствует их.  Басыкка просит молодых не вспоминать прошлое и забыть обиды.  Вместе с женой, стариком Кюгэсэем и матерью Лоокута Нагнаей он благословляет жениха и невесту.  Одновременно с Лоокутом и Нюргусун справляют свадьбу и Чычып-Чап с Сарданой.  Начинается кумысопитие, звучат хомусы — старинные национальные музыкальные инструменты.  Чычып-Чап исполняет веселую скороговорку — чабыргах.  Молодёжь затевает круговой танец.  Молодым несут свадебные подарки.

В это время высоко в небе пролетает стая стерхов.  Среди них и та пара, которую ранил весной Марджасай.  Все с приветственной песней обращаются к улетающим птицам.

Эпилог.  Две молодые матери поют колыбельную песню, ту самую, что звучала в прологе оперы.  На руках у Нюргусун сын, у Сарданы — дочь.  Жизнь продолжается...

М.ЖИРКОВ, Г.ЛИТИНСКИЙ

Марк Николаевич Жирков родился 13 марта 1892 г. в Внлюйске (Якутская АССР).  До революции — скрипач-самоучка, руководитель музыкальной и театральной самодеятельности.  В годы Советской власти — активный советский работник и видный деятель культуры.

В 1933–1936 гг. М. Н. Жирков занимался в Московской консерватории (класс И.Дубовского).  Вернувшись в Якутию, он возглавил музыкальную часть Якутского театра, организовал национальный хор, записывал и обрабатывал народные песни, создавал музыкальное оформление драматических спектаклей (музыка к драмам «Кузнец Кюкюр» Д.Сивцева, «Человек» Н.Мординова, «Любовь» А.Софронова).  В 1940 г. с музыкой Жиркова была поставлена первая якутская музыкальная драма — «Нюргун Боотур Стремительный» (либретто Д.Сивцева).

В годы войны Жирков возглавил бригаду по созданию якутского музыкального репертуара, в работе которой приняли участие многие московские композиторы.  С Г.Литинским он сотрудничал в создании первых национальных опер и балетов.  Помимо «Нюргун Боотура» (1945) ими были созданы лирико-драматическая опера «Сыгый Кырынаастыыр» (либретто И.Избекова и И.Чагылгана, 1946), сказочный балет «Полевой цветок» (либретто Д.Сивцева, 1947) и балет на современную тему «Алый платочек» (либретто Н.Степанова, 1949).  Жирков — автор многих популярных в республике песен, часть из которых была написана им в соавторстве с Г.Лобачевым и другими композиторами.  Он известен также как собиратель, исследователь и неутомимый пропагандист якутского музыкального фольклора.  Умер М.Н. Жирков 15 апреля 1951 г.

О Генрихе Ильиче Литинскомсм. следующий раздел.

Премьера «Нюргун Боотура», состоявшаяся в юбилейные для республики дни 1947 г., явилась выдающимся событием в культурной жизни Якутии, она знаменовала рождение национального музыкально-сценического искусства.

Опера была восторженно принята якутскими зрителями, её свободолюбивые идеи оказались созвучными патриотическим настроениям времени, когда в памяти были свежи подвиги героев войны, защитивших мирный труд народа от фашистских захватчиков.

Секрет успеха первенца национального оперного искусства заключался также в бережном отношении его авторов к традициям национального эпоса.  М.Жирков и Г.Литинский стремились сохранить в стилистической чистоте и неприкосновенности основные закономерности якутского эпического пения. В подготовке фольклорного музыкального материала онеры самое непосредственное участие приняли выдающиеся олонхосуты С.Зверев и У.Нохсоров, с голоса которого были записаны напевы, характеризующие большинство героев олонхо о Нюргуне.  Опираясь на музыкальные традиции олонхо, Жирков и Литинский сумели, вместе с тем, соединить эти традиции с законами профессиональной оперной сцены.  Почти не нарушая условностей, сложившихся в народной интерпретации олонхо, они создали развёрнутый спектакль, построенный как драматургически чёткое и сюжетно строго оправданное чередование законченных музыкальных номеров — песен, монологов, ансамблей, хоров, танцев и оркестровых интермедий.

Впоследствии «Нюргун Боотур» неоднократно возобновлялся на сцене Якутского музыкально-драматического театра им. П.А. Ойунского, подвергаясь весьма значительным редакционным переделкам.

В 1955 г. Г.Литинский сделал новую редакцию партитуры, а в декабре 1957 г. опера была с огромным успехом показана Якутским театром на Вечерах якутской литературы и искусства в Москве.

НЮРГУН БООТУР

Опера-олонхо в четырёх действиях (шести картинах) с прологом

Либретто Д.Сивцева — Суорун Омоллона.

Первое представление состоялось 29 июня 1947 г. в Якутске (в дни 25-летнего юбилея ЯАССР).  В 1957 г. новая редакция оперы была показана в Москве.

Действующие лица

Нюргýн Бóотур Стремительный,
могущественный богатырь
Срединного мира

Уот Усутáакы,
сын Арсан Дуолая,
владыки Нижнего Мира

Кыыс Кыскыйдáан,
сестра Уот Усутаакы,
воплощение уродства и зла

Тюэнэ Могóл,
старейшина племени айыы

Кюн Кюбэй, его супруга

Туйáарыма-Куо Светлолицая,
их дочь

Юрюн Уолáн (Светлый Юноша),
богатырь айыы, жених
Туйаарымы-Куо Светлолицей

Айыы Джурагастáй,
богатырь Верхнего мира

Айыы Умсýур Удагáн,
небесная шаманка,
сестра Нюргун Боотура

Аал Эскэл-Хотýн,
дух священного дерева
жизни Аал Луук

Ырыа Чагáан,
запевала-импровизатор



  .   .   .   .   .   низкий мужской голос 1



  .   .   .   .   .   . низкий мужской голос


  .   .   .   .   .   . низкий женский голос


  .   .   .   .   .   . низкий мужской голос


  .   .   .   .   .   . низкий женский голос


  .   .   .   .   .   высокий женский голос


  .   .   .   .   .   высокий мужской голос


  .   .   .   .   .   . низкий мужской голос


  .   .   .   .   .   высокий женский голос




  .   .   .   .   .   . низкий женский голос


  .   .   .   .   .   высокий мужской голос

Сорýк Боллýры (мальчики-посыльные), богатыри Среднего и Верхнего миров, небесные шаманки, духи трав и цветов, дочери небесных светил, вестники Верхнего и Нижнего миров, подземные пресмыкающиеся, чудовища, народ — люди племени айыы.

Действие олонхо — якутского богатырского эпоса — развёртывается в сказочной вселенной, разделённой на три мира.  В Верхнем мире, на девяти его ярусах, среди прочих племён обитают добрые небесные шаманки, покровительницы героев олонхо, там же находятся владения всесильного повелителя судеб Джылгá Тойóна.  Нижний мир — обиталище тёмных сил, кровожадных чудовищ абáасы.  Срединный мир, мир вечного сияния дня — страна мирных племен айыы, легендарных предков якутов.  Действие онеры происходит в Срединном и Нижнем мирах в незапамятные, доисторические времена.

Пролог.  Дочь старейшины племени Тюэнэ Могола Туйаарыма-Куо Светлолицая плачет в своей просторной и нарядной урасе (летней берестяной постройке), предчувствуя несчастья и разлуку с родиной и близкими.  Подруги пытаются утешить её.

Действие первое.  Картина первая.  В просторной цветущей долине по зову старейшин собрались люди племени айыы.  Мальчик-посыльный Сорук Боллур извещает о прибытии Тюэнэ Могола и его супруги Кюн Кюбэй.  Народ радостно приветствует их.  Но Тюэнэ Могол мрачен.  Он обращается к людям айыы с призывом спасти любимую дочь Туйаарыму-Куо Светлолицую, которой суждено стать женой одного из злобных богатырей Нижнего мира, если никто из юношей айыы не пронзит меткой стрелой подвешенное высоко в небе золотое яйцо — символ счастья и благополучия.  Сегодня на исходе дня истекает срок, назначенный при рождении Туйаарымы-Куо всемогущим властителем людских судеб Джылга Тойоном.  До сих пор никто из богатырей не смог сбить золотое яйцо.  Последний раз призывает старик витязей испытать счастье и обещает избавителю руку дочери.  На холм поднимается Юрюн Уолан — Светлый Юноша.  Его стрела, посланная меткой рукой, под всеобщие крики радости попадает в заветную цель.  Туйаарыма-Куо Светлолицая благодарит своего спасителя и жениха.  Родители и народ благословляют молодых.  В разгар кумысного пира ысыах, посреди общего кругового танца осуохая налетает вихрь, гремит гром и наступает мрак.  Это Уот Усутаакы, сын грозного владыки Нижнего мира Арсан Дуолая, похищает Туйаарыму-Куо.

Картина вторая.  Посреди бескрайних просторов Срединного мира, у подножья священного дерева жизни Аал Луук, оберегая покой и счастье племен айыы, несёт службу могущественный богатырь Нюргун Стремительный.  Заикающийся от волнения Сорук Боллур сообщает о несчастье, постигшем Туйаарыму-Куо, и от имени Тюэнэ Могола просит Нюргун Боотура спасти её.  Нюргун обращается к Аал Эскэл-Хотун — духу священного дерева — за благословением на ратный подвиг.  Аал Эскэл-Хотун с добрым напутствием дарит богатырю серебряную скорлупку с живой водой.  Нюргун Боотур песней вызывает богатырского коня, кузнецы приносят и надевают на Нюргуна исполинские доспехи, собравшийся народ торжественно провожает своего защитника в трудный путь.

Действие второе.  Картина третья.  В мрачном Нижнем мире, едва освещённом мутным светом ущербной луны, в каменном жилище Уот Усутаакы, скованная цепями, горько оплакивает свою судьбу Туйаарыма-Куо Светлолицая.  Хозяину не терпится разделить с ней ложе.  Чтобы выиграть время, девушка просит устелить постель мягкой шелковой травой, что растёт на самом краю земли.  Оставив ключ от темницы своей уродливой сестре Кыыс Кыскыйдаан, Уот Усутаакы спешит исполнить просьбу Туйаарымы-Куо.  Появляется Юрюн Уолан, повсюду разыскивающий свою невесту.  Кыыс Кыскыйдаан очарована прекрасным юношей, она кокетничает, прихорашивается и предлагает себя ему в жены.

«Ты прекрасна, но недостаточно нарядна», — говорит ей Юрюн Уолан.  Кыыс Кыскыйдаан, не помня себя от радости, бросив ключ, убегает принарядиться.  Юрюн Уолан освобождает возлюбленную.  Но возвращается Уот Усутаакы, и смелый юноша погибает.  Обуреваемая злобой, незадачливая Кыыс Кыскыйдаан убивает Туйаарыму-Куо, а её душу отправляет в пасть исполинскому звероподобному магу Алып-Хара.  Бездонный Нижний мир ликует, торжествуя победу смерти.  В неистовом танце кружатся чудовища и болотные гады.  В разгар мрачного шабаша перепуганная Кыыс Кыскыйдаан предупреждает Уот Усутаакы о приближении Нюргун Боотура Стремительного.  Раздвигая скалы, спускается в Нижний мир богатырь света.  Он оживляет Юрюн Уолана и поручает ему отнести бездыханное тело Туйаарымы-Куо в Срединный мир.  Нюргун Боотур обезглавливает Кыыс Кыскыйдаан, а коварного Уот Усутаакы, обернувшегося огненным змеем, вызывает на поединок.

Действие третье.  Картина четвёртая.  Нюргун Боотур на месте предстоящего сражения ожидает своего противника.  Прилетают белоснежные журавли — стерхи, один из которых превращается в прекрасную девушку.  Это сестра богатыря, светлая небесная шаманка Айыы Умсуур Удаган.  Она дарит Нюргуну волшебную плеть, способную превращаться в беспощадно разящий меч.

Богатыря, задумчиво смотрящего вслед улетающему стерху, обвивает огненный змей.  Нюргун Боотур разбивает голову змея о камни, и Уот Усутаакы предстает перед ним в своём подлинном обличье.

Начинается неистовая титаническая битва, сотрясающая весь Нижний мир.  Грозный Арсан Дуолай требует покинуть пределы его владений.  Яростное единоборство продолжается на сказочной Лунной горе Верхнего мира.  Никто не может победить в этой всеразрушающей борьбе.  Рушатся горы, трескается земля, расплёскиваются моря.  Небесные вестники, посланцы разгневанного Джылга Тойона, приказывают перенести сражение на волшебный канат, протянутый над кипящим Огненным мором.  В последней смертельной схватке Нюргун Боотур сбрасывает Уот Усутаакы в пучину.

Картина пятая.  В логове чудовища Алып-Хара в заколдованной паутине погибает богатырь Верхнего мира Айыы Джурагастай.  Славный Нюргун Боотур огненным мечом разрубает паутину.  Освобождённый Айыы Джурагастай предупреждает его о трудностях предстоящей борьбы с Алып-Хара.  Изрыгая огненный вихрь, налетает чудовище.  Богатыри задыхаются от страшного жара, силы покидают их.  С нежным пением слетают в Нижний мир стерхи — светлые шаманки, дочери небесных светил — и поят богатырей целительным соком.  С помощью Айыы Джурагастая Нюргун Боотур убивает Алып-Хара и извлекает из его сердца душу Туйаарымы-Куо.  Открыв темницы, победители освобождают пленных богатырей племени айыы, и все вместе они устремляются в родной Срединный мир.

Картина шестая.  В глубокой печали оплакивают тело Туйаарымы-Куо её подруги и Юрюн Уолан.  Тюэнэ Могол и Кюн Кюбэй прощаются с дочерью.  Но вот три вестника сообщают о приближении Нюргун Боотура Стремительного.  Народ восторженно приветствует победителя и освобождённых богатырей.  Юрюн Уолан бережно принимает из рук Нюргуна душу невесты и с упоением вдыхает её.  Теперь его поцелуй живителен для Туйаарымы-Куо.  «Кто меня из бездны вырвал:  добрый дух иль человек?» — спрашивает красавица.  Народ славит подвиг Нюргуна, человека, победившего зло.  Богатыри клянутся грудью защищать солнечный Срединный мир.  Старейшина Тюэнэ Могол сзывает всех на праздничный пир.  Нюргун соединяет руки Туйаарымы-Куо и Юрюн Уолана.  Народ, ликуя, поёт:

Вновь судьба наша стала светла,
К нам с победою радость пришла.
От страданий и бед спасены
Люди солнечной мирной страны.

Пусть же солнце грядущих времён
Над землёй всё лучистей горит,
Пусть судьбу всех людей и племён
Светом счастья оно озарит!



ГЕНРИХ ИЛЬИЧ ЛИТИНСКИЙ

Родился 17 марта 1901 г. в городе Липовце на Украине.  В 1928 г. с золотой медалью окончил Московскую консерваторию по классу композиции Р.Глиэра.  Начиная с 1924 г. преподавал композицию и полифонию в Московской консерватории, Музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных, Казанской консерватории.  У него учились А.Арутюнян, А.Бабаджанян, Н.Жиганов, В.Макаров, Б.Терентьев, Т.Хренников и другие известные композиторы.

Литинский — автор первых якутских опер «Нюргун Боотур» и «Сыгый Кырынаастыыр» (1946), первых национальных балетов «Полевой цветок» (1947) и «Алый платочек» (1949, вторая редакция — 1967), музыка которых написана при участии М.Жиркова.  В 1963 г. на сцене Якутского музыкально-драматического театра поставлен его телевизионный балет «Радость Алтана» (либретто С.Дадаскинова), в 1967 г. — опера «Красный шаман» (либретто Д.Сивцева по одноименной драматической поэме П.Ойунского).  Перу композитора принадлежат также симфоническая поэма «Ысыах. Якутский праздник», концертная «Легенда-рапсодия» для скрипки и фортепиано, ряд песен и хоров на слова якутских поэтов.

Помимо произведений на якутские темы Литинский создал большое число других сочинений — симфонию (1928), сюиты, концерт для оркестра, концерты для сольных инструментов, струнный октет, 12 струнных квартетов, вокальные произведения и обработки народных песен.

КРАСНЫЙ ШАМАН

Опера в трёх действиях

Либретто Д.Сивцева — Суорун Омоллона по одноименной драматической поэме П.Ойунского.

Первое представление состоялось 4 ноября 1967 г. в Якутске.  Опора посвящена 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции.

Действующие лица

Орóс-Бай, грозный тойон, всесильный владыка

Айы-Куó, его дочь, красавица

Добýн (Кысыл-Ойун, Красный Шаман), косарь и певец-сказитель

Старый косарь

Молодой косарь, его сын

Кутургáн-Куó, племянница
Старого косаря, сирота

Сасыл-Ойýн (Шаман-Лиса), слепой провидец, шаман Орос-Бая

Кутуруксýт, помощник Сасыл-Ойуна, прислужник Орос-Бая,
слабоумный силач



  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   бас

  .   .   .   .   .   .   .   .   сопрано


  .   .   .   .   .   .   .   .   баритон

  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   бас

  .   .   .   .   .   .   .   .   .   тенор

  .   .   .   .   .   . меццо-сопрано


  .   .   .   .   .   .   .   .   .   тенор



  .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   бас

Косари, женщины, убирающие сено, девушки и парни, хамначиты (батраки), слуги, знатные гости Орос-Бая.

Действие первое.  В летний полдень на прибрежном лугу косят траву батраки Орос-Бая.  Среди них певец-сказитель Добун.  Он ловко и споро косит старинной косой-горбушей.  Любуясь майским солнцем в зените, Добун-косарь воспевает его животворное, лучезарное тепло.

Приходят девушки и угощают косарей ягодами.  Кутурган-Куо приносит ягоды и мед Старому косарю, теряющему последние силы от голода и усталости.  Косари ложатся отдохнуть.  Женщина с высохшей грудью, не сумев накормить ребенка, оставляет его Кутурган-Куо, а сама убегает раздобыть молока.  Девушка нежно укачивает плачущую девочку, напевая ей колыбельную песню.

Неожиданно надвигается чёрная тень.  Это приближается верхом на коне грозный Орос-Бай со своими подручными.  Молодой косарь спешит разбудить отца, но в ужасе обнаруживает, что Старый косарь мёртв — непосильный труд и лишения истощили его.  Батраки оплакивают старика.  Свирепый Орос-Бай приказывает всем подняться и немедленно возобновить работу.  Ругаясь, он бьёт кнутом тело Старого косаря.  Это переполняет чашу терпения — Добун-косарь бросается на Орос-Бая и отнимает у него кнут.  Взбешенный тойон приказывает подручным избить Добуна, привязать его к дереву и развести перед ним большой костер.  Пусть, как пузырь, лопнет лицо у осмелившегося поднять руку на своего господина.  Никто не смеет развязать оглушённого ударами по голове косаря до тех пор, пока не догорит костер.  Подручные Орос-Бая прогоняют всех прочь и, подбросив в костёр дров, уходят.  Сознание то покидает Добуна-косаря, то снова возвращается к нему, от страшного жара мысли его путаются, разум мутптся.

Крадучись возвращается Кутурган-Куо и освобождает своего любимого.  Речи Добуна-косаря непонятны, они пугают её.  В Добуна-косаря вселился и бушует дух отмщения.  Отныне Добун станет шаманом, ибо только шаманов боится Орос-Бай, только могущественный шаман может с ним справиться.  Имя Добуна будет Кысыл-Ойун — Шаман-Огонь.  Бедняки-хамначиты свяжут с этим именем свои робкие надежды на лучшую долю, свою ненависть к притеснителю.  Они вложат в руки Красного Шамана свирепо-яростный бубен:

Сильней камлай!
Рвись вперёд!
На ненавистного Орос-Бая
грозное остриё
проклятья своего направь!
Смеясь, очаг его растопчи,
Хохоча, пепел его развей!
Пусть звучный бубен гремит!
Пусть ночь призраков наступит!
Дом-эре-дом!2

Действие второе.  В своей юрте, под распростёртыми крыльями чучела орла, сидит перед очагом Кысыл-Ойун.  Прошло три года, как принял он это имя, овладев таинством шаманства и даром пророчества.  Три года, как поклялся не знать покоя и счастья, пока «проклятье чёрное не сгинет, кабала кровавая не разлетится».  Три года, как отказался от любви бедной Кутурган-Куо, ставшей посмешищем для злых людей.  На коленях умоляла она его оставить кровавую борьбу, не обрекать её на одиночество и страдания.  Но Кысыл-Ойун не может отступить от священной клятвы, изменить своему тяжкому выбору:  он приносит свою любовь в жертву великой борьбе.  Кысыл-Ойун принимает из рук Молодого косаря огненно-красное шаманское одеяние, достойное его высокого имени — «Из пламени крылья имеющий Огонь-Шаман».  Своими таинствами он повергает в ужас и обращает в бегство подкравшегося подсмотреть за ним Кутуруксута.

Близится час неизбежной схватки двух могучих шаманов:  поднявшегося против извечного гнета Кысыл-Ойуна и верного слуги Орос-Бая, коварного Сасыл-Ойуна.  Вкрадчивой, льстивой, лисьей повадкой проникает в юрту Добуна Шаман-Лиса.  Он предлагает от имени Орос-Бая оставить жестокий спор, бесполезную вражду.  Всё равно никто не в силах восстать против всемогущего вершителя людских судеб Джылга Тойона, отметившего своим покровительством Орос-Бая, который намерен вскоре породниться с самим небом, принеся ему в жертву единственную дочь, красавицу Айы-Куо.  Однако Красный Шаман непреклонен; он не отступит, пока не развеет в прах пепел Орос-Бая:

Всё равно век угнетения умрёт!
Я — века нового крыло, грядущего времени лев!

Шаманы готовятся к поединку.  Первым вступает в единоборство Сасыл-Ойун.  Громко икнув, он сотрясается всем телом.  Налетает вихрь, дрожат стены юрты.  Шаман-Лиса вновь икает — стены с треском раскалываются.  На третий раз — юрта рушится.  Злобный старец трижды дует в очаг.  Огонь гаснет, и всё погружается во мрак.  Но Сасыл-Ойун рано торжествует победу.

Нет сил, могущих потушить
Грядущих, новых веков
Пылающий пламень-огонь!

— в единоборство вступает Красный Шаман.  Шипя искрами, испепеляющим огненным вихрем вьётся он вокруг Сасыл-Ойуна.  Гремит раскалённый бубен.  Припав к земле, тлея светлозелёным огнем, исчезает Сасыл-Ойун.  А торжествующий, пламенный танец Огненного Шамана становится всё неистовее.  Тьма рассеивается.  По-прежнему горит очаг, стены юрты целы и невредимы.

Действие третье.  Покачнулось могущество Орос-Бая.  Нет прежнего покоя в его величественном жилище.  Чтобы соединить в борьбе с ненавистным Огонь-Шаманом силы земли и неба, чтобы укрепить пошатнувшиеся устои Срединного мира, задумал Орос-Бай отдать свою дочь жителю высокого неба Орóй-Бурáй Орлóс Дохсýну.  В слезах припадает к ногам отца красавица Айы-Куо, просит изменить жестокое решение, не прекращать её дыхание, не хоронить заживо.  Но решение Орос-Бая бесповоротно.  Он велит сзывать всех богатых родоначальников-тойонов на жертвенный пир и снаряжать в последний путь «невесту неба».  Айы-Куо ставят на сшитый из шкур жертвенный ковёр, расплетают ей косы, завязывают глаза и связывают руки.  Подруги оплакивают её, а Сасыл-Ойун обращается в камлании к Орлос Дохсуну, призывая его спуститься на землю за своей невестой.  Лишившуюся чувств Айы-Куо кладут в гроб и опоясывают тальниковым обручем.  Все падают ниц.

Внезапно ударяет молния, грохочет гром, и в наступившей тьме появляется Огненный Шаман.  Стены жилища раздвигаются, потолок уносится ввысь.  Открываются широкие просторы земли.  Восходит солнце.  Вместо тойонов и слуг появляются косари, дровосеки, батраки.  Айы-Куо извлекают из гроба.  Вместе с Кутурган-Куо она приветствует своего освободителя.  Добун-Косарь сбрасывает с себя шаманское одеяние и вместе со всеми славит созидающий и всепобеждающий человеческий разум:

Растают в мире мрак и мгла,
Разбита будет кабала,

Законы злобные падут,
Забудет скорбь бедняк якут.

Весь мир наш будет обновлён
Восходом радостных времён,

Не станет в блеске их лучей
Ни бедняков, ни богачей.

Прервётся боль, сгорит беда,
Придут счастливые года,

Испепелят жестокий век —
И станет богом человек!




Примечания

1Почти все партии в опере требуют от исполнителей совершенного владения традиционным эпически-импровизационным певческим стилем дьиэрэтии ырыа.  В связи с этим обычное разделение голосов, принятое в академической манере пения, в данном случае лишено смысла.

2Шаманский клич, заклинание.





≈     Главная      Об авторе и трудах      Книги     Статьи и доклады     ≈

≈     Воспоминания     Экспедиции      Документы      Письма     ≈

≈     Фотогалерея      Аудио      Видео       Мои гости     ≈